Почему Мы Веруем В Существование Бога

 ПОЧЕМУ МЫ ВЕРУЕМ В СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА

Вера в существование Бога практически уни­версальная. Хотя некоторые личности отри­цают существование Бога, а другие выражают сом­нение относительно Его существования, утверждая, что они не знают, существует ли какой-то Бог или нет Его, однако число верующих так великое, что оправдывает утверждение, что большая часть чело­веческого рода верует в существование Наивысшего Существа — Бога. Неизвестен не такой народ, ко­торый не исповедовал бы веры в какого-то Бога. Это верно в каждой эпохе относительно народов как высокой, так и низкой культуры. Итак, вера в Наивысшее Существо практически повсеместна. Поэтому можно считать, что вера в существование Бога вытекает из человеческой природы — с телос­ложения (конституции) человека — а исключения объясняются как умственные отклонения, извра­щение или дегенерация, как этому учит Писание: „Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога»» (Пс.13:1).

 ВЕРА В БОГА СВОЙСТВЕННА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ

Итак, мы установили, что вера в Бога свойствен­на человеческой природе — конституции человека. Доказывают это психологические и френологичес­кие науки. Психология учит, что вера, почтение, преклонение как и желание общения с Богом явля­ются частью духовных сил, подобно тому как лю­бовь по отношению к ближним и желание обще­ния с ними. Френология продвигается на шаг даль­ше локализуя даже органы ума, посредством кото­рых проявляется вера, преклонение и почтение, а также желание общения с Богом. Локализует она орган, благодаря которому возможна вера, он нахо­дится ниже верха черепа, сразу же за глазами: а органы ума, благодаря которым проявляется лю­бовь, преклонение и желание общения с Богом на­ходятся посередине верхней части головы.

Таким образом строение мозга человека делает его способным веровать в какое-то Наивысшее Су­щество и почитать Его. Отсюда мы приходим к вы­воду, что вера в существование Бога, так же как потребность в пище, воде, имуществе, благородстве, красоте, знаниях, обществе и т.п., является необхо­димым требованием человеческой природы и за­ключает в себе их существование. Таким образом, исходя из телосложения и свойств человеческого ума и души, делаем вывод о существовании Бога.>

Те, которые отрицают существование Бога (ате­исты) и те, которые утверждают, что Бог неизвес­тен или непознаваемый (агностики) не могут объ­яснить такого строения мозга и следующего из та­кого строения морального и религиозного чувства обязанности перед Богом локализованного, как мы уже сказали, в человеческой природе. Мы повторя­ем эту мысль еще раз, существование Бога является необходимым требованием моральной и религи­озной конституции человека — оно закреплено в человеческой природе или иначе, человеческая природа построена таким образом, что приспосабли­вается к моральным и религиозным обязанностям перед Богом.

ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

Доказываем существование Бога с другой точки зрения, а именно, на основе связи между причиной и следствием. Всякие опыты подтверждают, что каждое событие имеет свою причину из этого дела­ем вывод, что каждое событие должно иметь свою причину. К такому мышлению принуждает нас опыт. Несомненно наш опыт свидетельствует о том, что каждое событие было вызвано какой-то причи­ной. Поэтому анализ вспять многих событий и вызывающих их причин, приводит нас, наконец, к первоначальным событиям заключающим в себе (импликующим) первую причину, которая как тако­ва должна быть беспричинной т.е. вечной. Эту первую причину называем Богом или, как об этом говорит Священное Писание: „Устроивший [Создав­ший] все есть Бог» (Евр.3:4).

Итак, началом всех дел являются события, кото­рые должны были иметь свои причины. Возьмем, например, во внимание происхождение (генезис) деревьев. Спрашиваем сами себя откуда они берут свое начало? Отвечаем: Из семян или ветвей. А от­куда взялись последние? Из других деревьев. Откуда взялись эти деревья? Из еще других семян или ветвей. А откуда эти взялись? Еще из иных, отве­чаем. Наконец, в нашем рассуждении мы приходим к первому виду всех деревьев и спрашиваем, откуда они взяли свое начало? Ответ должен быть: из пер­вых семян. Теперь спрашиваем: Каково происхож­дение этих первых семян, из которых выросли пер­вые деревья? Просто, возникла причина находящая­ся вне источника первых семян.

Затем обратим внимание на начало кустов, рас­тений и трав — остального растительного мира. И здесь рассуждение приведет нас к началу первых семян, из которых выросли первые кусты, растения и травы. Каково происхождение этих семян?

Когда поразмыслим о существах обладающих во­зможностью передвигаться, таких как: рыбы, насе­комые, земноводные, птицы, пресмыкающиеся и животные и проведем этот же ход рассуждения, то придем наконец к первому экземпляру каждого вида и остановимся на том же вопросе. Где имеют свое начало первые представители каждого вида? Подобным образом дело имеется с человеческим родом.

Итак, проводя рассуждение от следствия к при­чине, мы приходим к генезису первых экземпляров всех видов и останавливаемся на вопросе многооб­разия начал первых вещей. Откуда они взялись? Не могли образоваться сами, ибо это наводило бы на мысль их существование до того как они возникли. Следовательно, кто их создал или что их создало? Наше рассуждение приводит нас к выводу, что существует какая-то первая причина, которая явля­ется причиной начала всех первых вещей. Если это есть первая причина, она не может быть следстви­ем никакой другой причины. Она тогда должна быть беспричинной, и что из этого следует, вечной. Эту первую причину называем Богом, в то место как материалисты назвали бы ее бессознательной, слепой силой, действующей в материи. Который из этих двух взглядов правдив с точки зрения разума, мы должны вывести из других рассуждений, чем те, которые исходят из причины и следствия.

Некоторые пытаются упускать этот аргумент, рас­пространяя теорию неограниченной последователь­ности причин, и таким образом пытаются отвер­гнуть первую причину. Но это есть софистика, потому что неограниченная серия вторичных при­чин не соответствует идее причины, а причина яв­ляется именно тем, чего требует разум. Те, которые понимают неограниченную серию причин как про­тивоположную первой причине, а на самом деле отвергают первую причину в своем основном анализе, так как идея причины, так же как и каждая другая идея, наводит на мысль что-то первое, но неограниченная последовательность причин не ос­новывалась бы ни на какой причине, что является абсурдом. Поэтому не может существовать неограниченная последовательность причин. Должна су­ществовать какая-то первая причина! К такому заключению принуждает нас разум, когда мы раз­мышляем о происхождении вселенной.

А те, которые прибегают к предположениям об неограниченной серии причин, были разными спо­собами принуждены принять первоначальную осно­ву существования, называя ее по разному: материей, разумом или силой, в зависимости от того, что является самым удобным для их теорий. Если те, которые отрицают первую причину, не бдительны, вынуждены принять ее, как это видим на примере переживаний Генри Варда Бичера и Роберта Ингерсола. Странное это констатирование, но эти два человека, один из которых был при жизни самым красноре­чивым проповедником, а другой был самым красно­речивым агностиком, составляли пару друзей и часто посещали друг друга. Во время одного из этих визитов, когда господин Ингерсолл посетил господина Бичера, этот первый восхищался прекрасно сделан­ным земным шаром, который находился в кабинете хозяина. После тщательного осмотра и выражения неподдельного восхищения техникой изготовления и аккуратностью начертания континентов, океанов, и т.п. на глобусе, господин Ингерсолл спросил: „Кто это сделал?» Молниеносно замечая свой шанс господин Бичер ответил: „Никто, само сделалось»! Оценивая значение этого замечания, известный агностик заку­сил губы и ничего не сказавши, пристыженный, быстро после этого вышел из дома господина Бичера.

ПОРЯДОК ГОСПОДСТВО ЗАКОНА

Выше было сказано, что на основании аргумента о причине и следствии мы абсолютно не можем прийти к выводу, что первая причина является личным Богом. Рассмотрев отдельно причину и следствие, нужно признать, что это могла бы быть слепая сила. Но другие рассуждения, которые под­сказывает нам разум, доказывают, что первая при­чина не есть слепая сила, но существо личное — Бог. Прежде чем поочередно рассмотрим эти взгля­ды, хотим отметить, что сочетание веса всех этих аргументов доказывает на основе разума, что какой-то Бог существует. Итак спрашиваем, что же есть эта первая причина, слепая сила или интеллиген­тное существо — Бог? Посмотрим, что могут каса­тельно этого сказать разуму факты относящиеся к вселенной.

Порядок, который наблюдаем в природе является одним из пунктов доказывающих, что первая при­чина не есть слепая сила, но интеллигентное (ра­зумное) существо, использующее силы природы как средство выражения Своей воли в избранном Собой порядке вещей. Смотря погожей ночью на небо, мы видим солнца бесчисленных планетных систем, каждая из которых вращается вокруг своего солнца, а его планеты вокруг своих осей, описывая таким образом свои орбиты, как планеты нашей солнеч­ной системы вращаются вокруг своих осей и опи­сывают свои орбиты — а все эти планетные систе­мы вращаются вокруг общего центра — звезды Альциона входящей в состав созвездия Плеяд, как это подтверждают научные доказательства.<

Периодически каждая система во вселенной со всеми телами, входящими в ее состав, независимо от своего состояния, достигает того же места отно­сительно остальных систем — явление прецессии. На каждой планете выступает в неизменном поряд­ке явление дня и ночи, времен года, лет и т.п., в зависимости от величины орбиты каждой планеты, солнца и расстояния этой планеты от ее солнца, исключение составляют планеты, которые вероятно имеют кольца. Факт, что эти системы сохраняют такое положение, в котором каждая из них нахо­дится в зависимости от своих собственных элемен­тов, как и от остальных систем, наводит на мысль интеллигентность, какой в этом случае слепая сила не может очевидно иметь. Из этого замечательного порядка во вселенной, состоящего из просторных систем, из которых все движутся в упорядоченной последовательности, делаем вывод, что первая при­чина есть интеллигентная, таким образом она не является слепой силой, хотя для наведения и сохра­нения порядка использует действие силы.

Во вселенной наблюдаем порядок не только в великих но и в маленьких делах. Всякая травинка, всякий куст, всякое дерево, всякое растение, всякий цветок, всякий плод, всякое насекомое, всякое пол­зающее существо, всякая рыба, всякое пресмыкаю­щееся, всякое земноводное животное и всякий зверь, а также всякий человек является примером господства закона — порядка и таким образом до­казывает существование интеллигентной первой причины.

Закон управляет как физическими делами, так и нравственными. Из этого следует, что интелли­гентная первая причина является законодателем. Законы всемирного тяготения, притяжения, оттал­кивания, сцепления, центробежных и центростре­мительных сил, света, теплоты, движения, цвета, звука и т.п., действуя гармонически, оказывают свое действие в поддержке упорядоченного пути приро­ды, это доказывает, что интеллигентная (разумная) первая причина является исполнителем законов. Более того, законы эти уравновешиваются и содей­ствуют сохранению гармонии во вселенной, доказы­вая, что первая причина действует замечательным и интеллигентным образом. Они тоже действуют в соответствии с формулами математических правил с наивысшей точностью в каждой подробности, так что самые большие математики человечества не в состоянии решить все вопросы. Из этого следует, что умственные способности интеллигентной первой причины имеют недостижимые возможности.

Всякая наука проявляется через господство зако­на — порядка. Провозглашает его астрономия, наг­лядно показывает химия, иллюстрирует ботаника, доказывает геология, показывает зоология и демон­стрирует физика. Эти науки проявляя порядок ясно показывают, что первая причина является интелли­гентным существом. Ибо совершенно непостижимо, чтобы слепая сила могла создать вселенную с ее почти бесконечностью упорядоченных систем, прис­пособлений, перемещений, гармонии и действий.

Те, кто отрицает, что первая причина является интеллигентным существом, которое чудесно упо­рядочило вселенную во всей ее протяженности, как и в каждой наименьшей подробности, вынуждены приписывать материи и силе способностей, какими может обладать только личное существо. Они утверждают, что материя существовала первоначально как туманность, на которую воздействовала гра­витация и теплота, т.е. сила — и что эти две вещи (гравитация и теплота) оказывая влияние на туман­ность положили начало действию других сил, кото­рые после великого взрыва или после почти беско­нечного числа изменений, постепенно, но вслепую развили вселенную, так полную доказательств муд­рости высшей чем человеческая. Они даже говорят, что эти силы наконец создали у человека разум -создали то, чего сами не имеют!

Наряду с совершенной неразумностью таких мыслей (ибо в конечном анализе они показывают, что слепая сила воздействующая на материю созда­ла почти бесконечные чудеса интеллигентности, указанные во вселенной), взгляд этот наводит на мысль, что туманность должна бы быть создана таким образом, чтобы могла вызвать действие гра­витации и теплоты т.е, что в самой туманности существовал бы какой-то порядок. Откуда происхо­дил этот порядок, который сам по себе обнаружи­вал интеллигентность? На этот вопрос материалист не в состоянии ответить, ибо он достиг совершен­ного предела материализма. Уклоняясь как только умея, материалист вынужден через свои исходные предпосылки принять то, что заключает в себе порядок — закон, а одновременно он должен при­писать материи способности, которые являются личными, потому, что с ними связана интеллиген­тность и воля.

Разум отвергает принятие такого предложения полагая, что тысячу раз более логической является единственная остальная возможность, а именно, что первая причина является интеллигентным сущест­вом и обладает такой великой интеллигентностью, что с ней не может сравняться никакая другая из­вестная интеллигентность, потому что никакая дру­гая интеллигентность не могла бы создать почти беспредельно чудесного порядка — — закона — — во вселенной. Итак, разум принуждает нас, чтобы мы уверовали, что порядок, который господствует во всей вселенной возник в уме необыкновенно интел­лигентного существа. Разум принуждает нас прийти к выводу, что существует какой-то интеллигентный Творец. .

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ПОВСЮДУ ЗАМЕТНАЯ

Выше упомянутый вывод усилен наличием цели во вселенной. Ибо существуют в природе многочисленные предметы, конструкция которых пока­зывает целесообразность строения. Существуют в природе вещи, которые доказывают их предвари­тельную приспособленность к определенным буду­щим целям. Употребляем здесь слово целесообраз­ность в смысле предварительно запланированного приспособления к будущим целям. Целесообразно­сть наряду с прочими достоинствами заключает в себе благотворность. Итак, если в природе высту­пают такие явления как целесообразность, они доказывают, что должны иметь своего архитектора, то есть кого-то, кто их запланировал и создал с какой-то определенной целью. Выше упомянутое утверждение свидетельствовало бы о том, что инте­ллигентная первая причина наряду с интеллиген­тностью обладает тоже мудростью, благотворностью, волей и силой осуществления своих намерении при том на наивысшем уровне.

Заметны обширные доказательства этой целесо­образности: (1) в неорганической природе, (2) в органической природе и (3) во взаимозависимости между органическим и неорганическим миром. За­метьте, например, целесообразность в явлении фи­льтрации дождевой воды почвой. Во время этого процесса земля не теряет никакой частицы своей питательной материи, необходимой для роста расте­ний — калия, кремневой кислоты, аммиака, и т.п. Наоборот, почва тотчас же абсорбирует больше этих элементов, потому что они находятся в до­ждевой воде и таким образом увеличивает свой за­пас, повышая также свое плодородие. Более того, полностью абсорбируются из дождя лишь те эле­менты, которые необходимы для роста растений. Итак, как дождевая вода, так и почва показывают намеренную приспособленность к производству пи­щи для человека и животных. Вот здесь, в неорга­ническом мире существует заранее запланированная приспособленность делающая возможным осущес­твление будущих целей.

Целесообразность проявляется тоже в обоих га­зах, кислороде и водороде, которые соединяясь в определенной пропорции дают воду, настолько не­обходимое для жизни вещество. Целесообразность обнаруживается тоже в воздухе, который состоит из соединения кислорода, азота и аргона — насто­лько необходимых для жизни. На сотни способов целесообразность показана в свете, теплоте и всех других силах природы — в их соединении, чтобы вселенная была сохранена и возможна для житель­ства. Что за изумительные примеры целесообраз­ности указаны во вращении Земли вокруг своей оси, чтобы могли появиться день и ночь вместе с их воздействием на управление ростом, функциями и отдыхом. Изумительно также то, каким образом движение Земли по орбите воздействует на самоп­роизвольную последовательность времен года и их неоднородность на северном и южном полушарии!

Другие факты из неорганического мира тоже по­казывают целесообразность: Почему древесина уне­сенная водой бывает выброшена на берегах Грен­ландии, которой она так необходима, а не на бе­регах Франции и Англии, где нет спроса на нее? Почему планеты находящиеся на самом близком расстоянии от солнца не имеют спутников, в то время как те более отдаленные, которым необходи­мо больше света, имеют их? Почему железо, буду­чи наиболее необходимым металлом распространено больше других? Почему пассаты часто перемещают облака с некоторых районов земли, где много осад­ков и направляют их в те места, где осадки неболь­шие и где дождь необходим для удобрения почвы, которая в другом случае осталась бы неплодород­ной? Почему теплые морские течения направляются к северным и южным краям земного шара, в то время как холодные направляются к экваториаль­ным районам? Во всех этих фактах мы замечаем благотворную целесообразность. Итак, неоргани­ческий мир переполнен примерами целесообраз­ности и это свидетельствует в пользу мудрости, благотворности, воли и исполнения интеллигентной первой причины.

Если присмотримся органическому миру, везде наткнемся на целесообразность. Почему так про­исходит, что все органы животного образуются до того как они могут быть каким-то образом исполь­зованы? Разве это не целесообразность — заранее запланированная приспособленность к будущим целям? Можно ее заметить даже в растительном мире. Например, лист прикрепленный к тычинке цветка лимонника непригодный до времени, когда пестик с плодом оторвется от ветки, а тогда его листовое крылышко уносит его далеко от материн­ского дерева, так чтобы он мог дать жизнь новому растению. Как же это произошло, что глаза рыбы сконструированы согласно законам светопреломле­ния в воде? Как это произошло, что кожа на ла­дони и подошве стопы толще чем на остальных ча­стях тела? Как дошло до того, что рука построена с такой удивительной приспособляемостью? Как произошло и то, что глаза приспособлены к свету и воспринимайте верных изображений ?

Как дошло до того, что желудок и печень со­ставляют самую необыкновенную химическую лабо­раторию в мире, что сердце находится почти в непрерывном движении, будучи одновременно удивительным насосом, что кровь поглощает кис­лород, чтобы поддержать жизнь и питательные элементы, чтобы развести их по всему телу, и что заменяет истощенные клетки новыми, удаляя изно­шенные, как это происходит, что почки являются превосходной „очистной станцией», что органы мозга мыслят, замечают, воображают, способны ра­ссуждать, помнить, любить, ненавидеть и т.п., что пять чувств функционирует для потребности живот­ных, что половые органы у мужских и женских особей приспособлены к размножению, а внутрен­ности составляют наибольший существующий сточ­ный канал? Разве все эти вещи своим строением не свидетельствуют о целесообразности — заранее запланированной приспособленности к определен­ным будущим целям? Действительно, целесообраз­ность проявляется во всем органическом мире.Также и на стыке растительного мира и мира животных проявляется наличие целесообразности. Легкие приспособлены к воздуху, а воздух к лег­ким, свет приспособлен к глазу, а глаз к свету, ухо к звуку, а звук к уху, запах воздействует на нос, а нос реагирует на запах, вкус воздействует на язык, а язык различает вкус, пища приспособлена к желудку, а желудок к пище. Солнце, день и ночь, времена года, вода и климат приспособлены для жизни животных и растений, и наоборот. Везде господствует заранее запланированная приспособлен­ность к будущим целям.

Таким образом везде встречаем целесообразность и везде она свидетельствует в пользу конструктора, который основывался на принципе приспособления средств к целям и приспособил их прежде чем воз­никла необходимость их использования. Свидетель­ствует это о существовании интеллигентной Первой Причины, которая в Своем творчестве умна, наполнена силой, волей и благотворностью! Таким об­разом причина и следствие, в сочетании с порядком и целесообразностью доказывают существование мудрого, всемогущего, благотворного, обладающего волей и благожелательного Бога, в то время как конституция человеческого мозга диктует как необ­ходимость веру и почтение Бога — не учитываем здесь дегенерации. Вышеуказанные предложения подтверждены разумом и не основываются на от­кровении. При условии правильного их истолкова­ния, никогда не будут действенно опровергнуты.

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА ДОКАЗЫВАЕТ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА

Наличие в природе человека интеллектуальных, моральных и религиозных элементов является дока­зательством существования Бога. Мы убеждаемся, что человек способен обдумывать глубокие и слож­ные вопросы. Оказывается что человек способен придумывать и создавать материальные и умствен­ные ценности. Способен к весьма высоким мо­ральным делам, к доброте и самоотверженности. Он наделен чувством удовлетворения добру, а в отношении высшей власти чувствует зависимость. Как следует из этого, человек приспособлен к инте­ллектуальной, моральной и религиозной жизни. Это факты относящиеся к внутренней жизни, но они так верны как факты имеющие место вокруг чело­века. Их нельзя опровергнуть, разве что кто-то опровергает реальность человеческой природы. Та­ким образом не можем отвергнуть факта существо­вания интеллектуального, религиозного и морально­го чувства или отрицать, что поведение человека находится под влиянием этого тройного чувства. Это факты так бесспорны как внешние явления: потому, что факты эти составляют часть самого человека, они так реальны, как он сам.

Из факта, что человек обладает интеллектуаль­ными способностями, делаем вывод, что Первая Причина, которая создала первого человека тоже обладает интеллигентностью, ибо она не могла бы даровать того, чего не имеет. Ведь Творец, создав­ший интеллект, должен сам им обладать согласно библейскому принципу „Образовавший глаз не уви­дит ли?» (Пс. 93:9).

К тому же, из факта, что человек обладает мо­ральными и религиозными способностями, делаем вывод, что Творец первого человека, должен обла­дать такими же способностями, ибо создание рели­гиозных и моральных сил, наводит на мысль су­ществование их у Творца. Итак, человек облада­ющий умственными, моральными и религиозными способностями является доказательством того, что Первая Причина также обладает ими. Поэтому делаем вывод, что Бог как Творец есть мудрый, справедливый и любящий, потому что, человек, Его создание обладает умственными способностями охватывающими мудрость, справедливость и любовь. Существование этих сил в нас, наводит на мысль, что существует Бог, и что Он мудрый, справедли­вый и любящий.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО НА ОСНОВЕ ОПЫТА

Представляем теперь шестое доказательство существования Бога: опыт тех личностей, которые пришли к гармонии с Ним, опыт детей Божьих просвещенных и оживленных Духом. Аргумент этот не убеждает тех, кто не пережил такого опыта. Для тех, в лучшем случае, не имеет он большего значе­ния чем то, что является основой свидетельства других. Но для тех, кто имеет такой опыт, является он наиболее убедительным и решающим доказа­тельством существования Бога. Ибо он приводит это не посредством внешних чувств, но благодаря дарованному им внутреннему чувству Духа. Они убеждаются благодаря опыту, что на каждом шагу предпринимаемому в вере и повиновении перед Богом, они выполнили Его обещания связанные с этим шагом.

Таким образом, когда такие личности приносят покаяние за свои вины перед Богом, они убежда­ются, что Бог согласно Своему обещанию в каждом случае разрешит им ненавидеть и бросить грех, а возлюбить и практиковать справедливость. Если они в дальнейшем будут веровать в Иисуса как своего Спасителя, они убедятся, что обещанный мир с Богом принадлежит им. Если будут оставаться послушными в посвящении, получат святого Духа Божьего. Доказательством, что приобрели его будет осознание обладания новыми и укрепленными силами, духовными силами, которые привиты в их сердца и умы, позволяющими им понять и оценить духовные дела остающиеся вне пределов их пони­мания до того как они получили Духа, а к кото­рым теперь будут стремиться как к своей жизнен­ной амбиции. Они убедятся тоже что всякое усилие в вере, чтобы расти в духовной благодати, знаниях и плодотворной службе будет вознаграждено таким ростом.

Посредством практики привилегии молитвы в гармонии с условиями требуемыми Богом, они получают ответы на свои просьбы, которые являют­ся наиболее удовлетворяющими ум и сердце, дока­зательством Божьего действия с ними. Оставаясь в гармонии с Его обещанием, они убеждаются, что Он причиняет, что «все содействует ко благу». Их отношение и духовная связь с Ним становятся та­кими личными, что они учатся оставаться в един­стве с Ним посредством постоянно испытываемого и осознаваемого контакта с Ним. Во всех делах жизни они четко различают Его действие, которое относится к ним. Их связь становится такой близ­кой, что они постоянно наполнены чувством Его присутствия, благодати и помощи. Таким образом, они ходят и разговаривают с Богом, живя в Нем. Он для них является истинной, оживленной реаль­ностью, так истинной, как будто бы был видимым. Его постоянный контакт с ними является для них наиболее впечатляющим и решающим доказатель­ством Его существования, Его Самого как и Его главных достоинств — мудрости, силы, справедли­вости и любви. Для других факт, что не могут иметь такого опыта является несчастьем. Это нес­частье вызвано тем, что они не приняли соответ­ствующих мер необходимых для достижения такого переживания, но недостаток опыта в этом отно­шении не делает его неверным, ибо он милостиво дарован тем, кто будет приносить покаяние, оста­ваясь в вере и повиновении, для тех свидетельство Духа является самым большим и самым убедитель­ным доказательством существования Бога.

НЕВОЗМОЖНОСТЬ ОПРОВЕРЖЕНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГА

Теперь предлагаем ознакомиться с нашим седь­мым и последним доказательством существования Бога — доказательством посредством отрицания -которым является невозможность опровержения доказательств Его существования, ибо атеизм ли­шен доказательств. Чтобы доказать атеизм, нужно самому быть Богом — что подтвердило бы, что су­ществует какой-то Бог.

Следующие предпосылки докажут вышеупомя­нутое предложение. Прежде чем кто-либо может без всякого сомнения установить, что в мире нет никакого Бога, должен сначала тщательно изучить и понять каждое существо, вещь, принцип, дело, силу и т.п., существующие во вселенной в прошлом как и в настоящее время, ибо если бы хотя одна из этих вещей ускользнула от его познания и по­нимания, она одна могла бы быть Богом или иначе говоря, он сам должен познать все — быть всеведу­щим. Прежде чем кто-либо может авторитетно ут­верждать, что никакой Бог не существует, должен он побывать везде во вселенной и притом от веч­ности в вечность, а также сознавать все и везде и в то же самое время. Иначе говоря, он должен быть вездесущим и вечным, а также всеведущим. Наконец, такая личность должна быть всемогущей, чтобы смочь утверждать, что Бог не существует, ибо только при таком условии она могла бы полу­чить подтверждение являющееся доказательством против всемогущего существа, которое могло бы желать скрыть свое существование от других по­средством ограничения объема знаний данной лич­ности, чтобы она никогда не могла прийти к обна­ружению существования Бога.

Чтобы полностью утверждать, что нет никакого Бога, данная личность должна быть тоже духом, ибо лишь духи могут видеть другие духи. А поско­льку те, которые не являются духовными сущес­твами уверены, что не видели до сих пор никакого духовного существа, каким является Бог, не могут никогда со всей уверенностью подтвердить, что нет никакого Бога. Таким образом, чтобы смочь дока­зать что Бог не существует, такая личность должна сама быть вечным, всеведущим, вездесущим, все­могущим, духовным существом, то есть сама до­лжна быть Богом, и так в конце концов существо­вал бы какой-то Бог. Отсюда, опровержение дока­зательств существования Бога является невозмож­ным. Поэтому атеизм не в состоянии создать такие доказательства. А между тем, теизм — наука гово­рящая, что существует какой-то Бог, независимый от вселенной созданной и поддерживаемой им — как это показывает семь пунктов, является дока­занным делом. Действительно разум независимо от откровения, показывает, что Библия истинна по крайней мере в двух из своих соответствующих определений: „Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога» (Пс. 13:1) и „начало [основа] мудрости — страх [почет] Господень» (Прит. 1:7).

БОГ УЧЕНОГО

Эта статья составлена на основе раппорта, опуб­ликованного в октябре 1925 г. в Соllier’s — Тhе National Weeklу, который являлся интервью с д-р Миликаном., великим ученым и лауреа­том Нобелевской премии за выдающийся научный труд. Публикуем здесь снова обширные фрагменты этого интервью, потому что оно может нас заинте­ресовать в связи с вышеупомянутой темой.

Я не в состоянии объяснить как это произошло, что я живой скорее чем мертвый. Физиологи могут много сказать об механических и химических про­цессах моего тела, не могут однако сказать почему я живой. Но неужели отрицание того, что я живой не было бы совершенным абсурдом? В сравнении с тем, что мы видели сто лет тому назад, современ­ные научные знания огромные, но они ничем в сравнении с тем, о чем мы еще узнаем.

Карта мира обычно имела много огромных бе­лых пятен, которые обозначали как „не исследован­ные». Теперь таких мест немного. Карта науки все является большой не записанной страницей, на которой однако кое-где находится точка показы­вающая то, что было описано, а чем больше ис­следуем, тем лучше видим как далеко находимся от истинного понимания всего и яснее замечаем, что в каждом признании себя в неведении и огра­ниченности, мы признаем существование Чего-то, какой-то Силы, Существа в котором и посредством которого живем, передвигаемся и существуем -признаем Творца, независимо от того как Его назовем.

Меня не интересует это, точно ли я соглашаюсь с вами, что касается моей концепции этого Творца или нет, ибо „Разве через поиски можно найти Бога»? Учитывая характер этого случая, как моя, так и ваша концепция, должна быть ближе неоп­ределенной и неясной.

Я в наименьшей степени не расположен к ссоре с человеком, который одухотворяет природу и го­ворит, что Бог для него является душой вселенной, ибо дух, личность и все эти абстрактные концепции, которые Его сопровождают, такие как любовь, обязанность и красота, существуют для вас и для меня в такой же степени как железо, дрова и вода. Они во всяком случае такие реальные как физичес­кие вещи, которыми пользуемся.

Поэтому никакой человек не сможет представить природу как лишенную этих атрибутов, которые являются частью как вашего так и моего опыта, и которые как я так и вы знаете, существуют в природе. Таким образом, если вы согласно вашей концепции отождествляете Бога с природой, в силу обстоятельств вы должны приписать Ему сознание и личность или лучше сверх сознание и сверх лич­ность. Невозможно чтобы вы могли изучать приро­ду отвергая ее самые замечательные качества, и не можете их встретить вне природы, независимо от того как вы далеко возвратитесь к прошлому вре­мени. Иначе говоря, материализм, как его в общем понимают, является в целом абсурдной и ирраци­ональной философией и такой в самом деле счита­ет ее большинство мыслящих людей. Итак, не пы­таясь далее давать определение тому, чего в случае природы невозможно определить, прошу разрешить мне подтвердить свое убеждение, хотя вы можете не верить в некоторые подробные концепции ка­сающиеся Бога, которые пытаюсь выразить. И хотя это неоспоримо истинно, что многие наши концеп­ции иногда являются по-детски антропоморфичес­кими, каждый кто в достаточной степени способен познать свою несостоятельность понять вопрос су­ществования, приклонит голову перед лицом При­роды, или если предпочитаете это сказать так как я — перед лицом Бога, который стоит за всем, а Его достоинства выявлены нам частично во всем. Мне, так же как Кельвину причиняет страдание, когда я „слышу примитивные атеистические взгля­ды произносимые людьми, которые никогда не поз­нали более глубокой стороны существования».

Отсюда, разрешите мне употреблять слово Бог для описания того, что находится за тайной существо­вания и того, что придает ему значение. Я думаю, что вы меня плохо не поймете, если я скажу, что никогда до сих пор я не встречал мыслящего чело­века, который не веровал бы в Бога.

Как немного мы знаем про природу вещей ярко, это обнаруживается посредством изменений в на­ших концепциях, которые появились в течение ми­нувших тридцати лет. Когда я начинал мою дип­ломную работу в 1893 году мы были вполне уве­рены в том, что материальные основы мира со­ставляют семьдесят неизменных и неразрушимых элементов. Мы сделали тоже резкие пределы меж­ду материальной физикой и эфирной физикой. Мы верили в сохранение энергии, массы и силы и точ­но знали каким образом при помощи этих законов вселенная смогла поддержать свое движение. Но теперь мы не так уж уверены как тогда.

В 1895 году как совершенно новое явление поя­вились лучи „X», а затем радиоактивность, которая показала нам, что „элементы» разлагаются что атомы подвергаются постоянным изменениям и не являются неразрушимыми. Теперь оказывается, что законы электромагнетизма не находят применения во взаимодействии электронов в пределах атома. Эйнштейн пришел к выводу, что масса и энергия являются заменяемыми понятиями и все мы теперь соглашаемся, что прежние пределы между матери­альными, электрическими и эфирными явлениями должны быть отменены. Итак, я очень осторожен в том, чтобы заявлять, что наши настоящие науч­ные концепции и гипотезы будут сохраняться веч­но. Я гораздо более осторожен в том, чтобы делать догматические отрицания или доказательства в об­ласти религии — сфере, которая как все согласны, находится вне областей, где возможны интеллекту­альные знания.

Вот, что могу сказать безусловно, а именно, что нет никаких научных основ для отрицания религии и также нет, согласно моей оценке, никакого опра­вдания для конфликта между наукой и религией, потому что их сферы совершенно иные. Люди, ко­торые немного знают про религию действительно ведут споры, а посторонние свидетели представляют себе, что между религией и наукой существует какой-то конфликт, в то время как конфликт этот возникает между двумя разными видами неведения.Первая большая ссора возникла в связи с раз­витием Коперником теории доказывающей, что Земля не является плоскостью составляющей центр вселенной, но что в действительности она является одной из числа небольших планет и вращается раз в день вокруг своей оси, и раз в год вокруг Со­лнца. Коперник был ксендзом — каноником в ка­федре — и был в первую очередь скорее религи­озным человеком чем ученым. Он знал, что фунда­менты истинной религии не находятся там, где какого-то рода научные открытия могли бы их нарушить. Его преследовали не потому, что он выступал против религиозных учений, но потому что, согласно его теории, человек не являлся цен­тром вселенной, что было очень неудовлетвори­тельной новостью для некоторого числа эготистов.

В течение многих лет мы верили, что Солнце является просто белым горячим телом, которое постепенно охлаждается. Теперь знаем что если бы так было, оно уже давно было бы холодным, а мы приобретаем источники, которые постоянно достав­ляют тепло и склоняемся к утверждению, что на Солнце имеет место некоторая форма субатомного превращения. Наши открытия в этой области яв­ляются такими революционными, как теория Ко­перника, но никому не приходит на ум, что они антирелигиозные. Невозможность постоянного кон­фликта между истинной наукой и истинной рели­гией становится заметной, когда исследуем цели науки и цели религии. Целью науки является раз­витие знаний о фактах, законах и процессах приро­ды без каких-либо предубеждений или предвари­тельных концепций. С другой же стороны самой важной задачей религии является развитие совести, идеалов и человеческих стремлений.

Много из наших великих ученых ведет истинно религиозную жизнь и обладает глубоко религиоз­ными убеждениями … „Я верю, что чем подробнее мы изучаем науку, тем более удаляемся от всего, что сравнимо с атеизмом». И далее: „Если подума­ете довольно правильно, будете посредством науки принуждены к вере в Бога, которая является осно­вой каждой религии. И вы убедитесь, что она не есть крайне противоречащая религии, но как раз ей помогает». Возьмем других великих ученых нау­ки — сэр Исаак Ньютон, Майкл Фарадей, Джемс Клерк-Максвелл, Луи Пастер. Все эти люди были не только религиозными, они были тоже верными членами своих сборов. Ибо самым важным делом в мире является вера в мо­ральные и духовные достоинства — вера, что в существовании заключается значение и смысл — вера, что куда-то мы направляемся! Эти люди на­верно не были бы такими великими, если бы им не хватало этой веры … .

Факт, что иногда мы в состоянии сделать в на­ших лабораториях то же, что Солнце, вообще не является невероятным. Итак, это понятно, что нау­ка, если бы только предоставить ей такую возмож­ность, могла бы преобразовать этот мир в течение жизни одной генерации. Но с каким результатом? Без моральной базы религии, без служебного духа, который является существом религии, новые силы станут только средствами уничтожения.

УЧЕНЫЕ КРЕАЦИОНИСТЫ НАЗЫВАЮТ ЭВОЛЮЦИЮ „СКАЗКОЙ»

<„Эволюция, подобно созданной в XII веке теории о плоской Земле, является научной сказкой», зая­вил доктор Эдвард Ф.Блик, профес­сор аэронавтики, механики и ядерной инженерии с Университета в Норманн, штат Оклахома.

Доктор Блик полагает, что установленные наукой факты указывают скорее на теорию особого создания, чем эволюции. Такие взгляды, хотя еще не так распространены среди представителей мира науки, разделяет все большее число учёных. Учеб­ным властям во всех Соединенных Штатах сообще­но о том, что свыше 650 квалифицированных уче­ных разделяет мнение, что эволюция является ненаучной теорией а теория создания Богом это дей­ствительно научная истина.

Одной из организаций созданных такими учены­ми „креационистами», является Общество Креационистских Исследований основанное в Сан-Дего, в Калифорнии. Общество это образовалось в 1963 го­ду как „неформальный совет десяти ученых». В на­стоящее время оно насчитывает свыше 500 ученых, каждый из которых обладает научным званием не ниже магистра в какой-то области науки. Председа­телем стал доктор Генри М.Морис.

„Хотя верным является то, что большинство ака­демических ученых верит в эволюцию, однако те, которые по другому относятся или по крайней мере отвергли эволюцию, составляют тоже немалый круг» — заявил доктор Р. К. Вайсонг в своей книге „Разногласия креационизма и эволюци­онизма», опубликованной в 1976 году.

Он пишет, что „в Англии существует Движение Протеста против Эволюции, а в Соединенных Шта­тах Общество Библейских Знаний, Институт Креа­ционистских Исследований, а также Общество Креационистских Исследований. Эти организации отвергают эволюцию, а число их членов превышает тысячи. Многие из них имеют ученую степень, а некоторые занимают видные научные и академи­ческие посты».

Креационисты издают несколько научных жур­налов и опубликовали много книг. Один из глав­ных аргументов представленных креационистами делает упор на следы окаменелостей, которые с давних пор как креационисты, так и эволюцио­нисты считают лучшим светским доказательством доисторической жизни.

Дарвин, доказывают креационисты, признал сис­тематический недостаток „связующих звеньев» в следах окаменелостей. Заметил, например, что не найдены никакие переходные формы между поз­воночными и беспозвоночными, хотя согласно его теории эти первые сформировались путем эволюции от вторых.

Так как палеонтология (наука об окаменелостях) была тогда еще молодой наукой, Дарвин доказывал, что „недостающие звенья» будут найдены, когда эта наука развинется. Но ожидания Дарвина сбылись лишь в небольшой степени, говорят ученые креаци­онисты, потому что проблемы в записи окаменелос­тей остались на самом деле такими же как во времена Дарвина.

Хотя найдено миллиарды позвоночных и бес­позвоночных, замечают креационисты, но до сих пор не обнаружено никакой переходной формы между ними.

ЭВОЛЮЦИОНИСТЫ В ОТСТУПЛЕНИИ

Недавно Wall Street Journal опубликовал статью под заглавием „Современные креационисты борются за справедливое распределение уроков в американ­ских школах», в которой содержится отчет о деба­тах (прениях) между креационистами и эволюцио­нистами. Доктор Роберт Слоан, пале­онтолог, занимающийся эволюционизмом, из Униве­рситета в Монтене, во время одной из дискуссий сказал, что „креационисты стремятся к победе» в дебатах. Возможно, что это заявление стало причи­ной того, что дискуссия которая должна иметь ме­сто между самыми выдающимися академическими эволюционистами из Университета в Майами, а креационистами Дуейн Гишем и Генри Моррисом была отменена самыми эволюционистами. Получили известие, что эволюционисты с всей страны казали давление на доктора Фокса и доктора Грира кото­рые снискали славу благодаря своей эволюционис­тской позиции, чтобы отказались от дебатов, пре­достерегая их перед возможным поражением, что могло бы повлечь за собой общегосударственное отступление от эволюционизма в школах. (Acts and facts, август 1979).

 

 [(В5 \’80, 58), тр \’83, 121 — 126].

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.