И Живый, и Был Мертв, и се, Жив во Веки Веков

«И живый; и был мертв, и се, жив во веки веков»

 – Откровение 1:18

ПУСТОЙ ГРОБ

Ев. От Иоанна 20:11-18

Было необратимо не только, чтобы Христос воскрес из мертвых и стал живым во веки веков ради совершения великого дела, запланированного Богом, предсказанного Пророками и гарантированного Его собственной жертвой, но также, чтобы явные доказательства Его воскресения были даны Его ученикам лично, а через них и нам. Такая необходимость следует из того, что в Божьем Плане этот Евангельский Век был определен как Век веры – для избрания особого класса, способного, подобно отцу Аврааму, жить верой, а не видением. Но вера, дабы была живой, а не всего лишь легковерностью – должна иметь разумное основание, на котором она строит свою структуру; собственно, чтобы дать это основание для веры, наш Господь оставался со Своими последователями на протяжении сорока дней после Своего воскресения, перед вознесением к Отцу – как говорит Евангелист: «Которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» (Деян. 1:3).

Ученики понимали, что наступили великие события, и настолько, насколько смогли развить знание и характер, они могли отчасти понять будущее. Они знали, что их надежды, связанные с земным Царством и их Учителем, как земным Господом, разрушились. Они имели некоторые неопределенные надежды, что все, что Господь им сказал, каким-то образом исполнится, но как, когда или где это случится, было за пределами их понимания. Они не знали, что наступила смена эпохи – что началось отвержение Израиля по плоти и призвание нового Израиля по Духу, и что они оказались среди первых удостоившихся прийти из состояния Божьих слуг в родство Его Сынов (Ин. 1:12).

Как и до этого, они не много знали о духовных вещах, не будучи зачаты от Святого Духа до состояния усыновления и не имея знания о будущих вещах. Иисус не был еще прославлен и не было возможно, чтобы на них сошел Святой Дух усыновления, пока Его жертва за грехи не была представлена в Святая Святых и принята Отцом. Они не знали, что новое Царство должно было быть духовным, а также, что Христос, его Глава, должен перейти в этом воскресении из земных условий к духовным, как говорит об этом Священное Писание: «Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия» (1 Кор. 15:50). Тело, кровь, кости, волосы, человеческий организм и т.д., не относятся к духовной сфере (см. Е Том 17, глава 8). Они должны были многому научиться, но у них был великий Учитель, и, как мы видим, Его приготовления к предоставлению им указаний были особым образом приспособлены к их условиям, как обычных людей, чтобы дать им такую основу знания и опыта, которая поможет им, когда они будут зачаты от Святого Духа в день Пятидесятницы.

ИИСУС ВОСКРЕС КАК ДАРУЮЩЕЕ ЖИЗНЬ ДУХОВНОЕ СУЩЕСТВО

Апостол сообщает нам, что Христос «был умерщвлен в плоти, но ожил духом» (1 Пет. 3:18, дословный перевод). Слова Апостола являются истинными, а те, которые утверждают, что наш Господь воскрес из мертвых как человеческое существо, находятся в серьезном заблуждении. На самом деле очевидно, что они ошибочно понимают весь вопрос примирения, поскольку, если наш Господь, как человек Иисус Христос, отдал Самого Себя на Выкуп, то Он не мог возвратиться к человеческой природе в воскресении без отмены Выкупа – без возвращения обратно цены, которую Он заплатил за наши грехи. Библейской мыслью является то, что если человек согрешил и был осужден на смерть, то было необходимо, чтобы Искупитель стал человеком и отдал свою человеческую природу как цену Искупления за Адама и все его потомство, а библейские слова не говорят, что эта цена Искупления была забрана обратно, но что Бог воскресил Его из мертвых как новое творение, к новому естеству – не в плоти, не к человеческой жизни, но к духовной жизни, как духовное существо.

Апостол Павел соглашается со свидетельством Петра, что Иисус был оживлен в духе, говоря, что Иисус был «провозглашен Сыном Божиим в силе, по духу святости, через воскресение из мертвых» (Рим. 1:4, KJV); далее тот же Апостол, описывая первое воскресение в 1 Кор. 15:42-44, говорит: «Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное [человеческое], восстает тело духовное». В другом месте Апостол говорит, что наибольшим стремлением Церкви должно было быть участие в Первом Воскресении, которое он называет «воскресением Его», воскресением Христовым, воскресением к Божественным духовным условиям, которое наступило прежде всего для нашего Господа Иисуса и в котором имеет участие вся Его Церковь, Его Невеста (Фил. 3:10; Откр. 20:6). Не может быть никаких сомнений в том, что в этом описании первого воскресения Апостол хочет, чтобы мы поняли его слова именно так, как они написаны – кто дописывает или добавляет к  Божьему Слову, утверждая, что было посеяно (естественное) человеческое тело и воскреснет естественное (человеческое) тело, а затем переменится в духовное тело, тот искажает Священное Писание себе во вред, затемняя свое собственное понимание Божественного Плана. В связи с той же мыслью Апостол говорит, что то тело, которое ты сеешь, не оживет, но в воскресении Бог дает такое тело, какое Ему захотелось, каждому семени свойственное ему тело – во время воскресения, а не после него (1 Кор. 15:35-38).

Церковь принадлежит к духовному потомству, к тем, которым Бог дает духовные тела, духовные субстанции в воскресении. Без сомнения, Господь Иисус, Глава Церкви, принадлежит к тому же духовному потомству, и согласно этому Бог дал Ему духовное тело во время Его воскресения. Подобным образом в следующем стихе Апостол заявляет, что наш Господь в Своем воскресении стал вторым Адамом, а затем, противопоставляя второго Адама первому, говорит: «Первый человек Адам стал душею живущею [человеческим или земным существом]; а второй Адам духом животворящим [духовным существом]» (1 Кор. 15:38-45, KJV).

ВАЖНЫЙ УРОК ДЛЯ ВСЕХ

Урок, которому тогда должны были научиться непосредственные ученики Господа, был, безусловно, значительно труднее для них, нежели для нас; поскольку мы были освящены Святым Духом, а тем самым получили возможность понять духовное. Чтобы ответить на проблемы учеников, было необходимым, чтобы наш Господь, духовное существо, присутствовал с ними  в течение сорока дней – невидимый, поскольку духовные существа всегда невидимы для физических очей человека, если только они не материализуются посредством чуда. Было необходимым, чтобы они узнали о Его воскресении, чтобы могли иметь веру в Его послание и действовать согласно ему, как Он этого желал. Но если бы Господь явил им видение славы Его духовного существа, открыв их глаза, чтобы они могли увидеть его сверхъестественный блеск, в котором Он открылся Иоанну на острове Патмос, с сияющим как молния лицом, с руками и ногами, сияющими подобно бронзе, раскаленной в печи – в результате чего они были бы перепуганы, а их естественный ум не был бы в состоянии связать эти откровения с недавно распятым Иисусом; Господь не был бы также в состоянии дать им в таких условиях указания, поскольку они по причине страха не были бы в состоянии их принять.

Было необходимым, чтобы наш Господь, духовное существо, был явлен так, как Он в прошлом был явлен Аврааму и Саре, а также так, как с Божьего позволения в нескольких случаях это сделали ангелы – в образе людей (Быт. 18:1,2). Он должен был вести их умы шаг за шагом, а их мысли звено за звеном, от креста и гроба до понимания Его нынешнего прославления как духовного существа, в отношении того, что Он сам им объяснял, противопоставляя это Своему предыдущему состоянию: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мат. 28:18). Это руководство их умами должно было поступать таким образом, чтобы постепенно привести их к убеждению, что Он «изменился», что не был больше человеком, не был больше подвержен человеческим условиям, так как перед смертью. Помня об этом, мы не будем иметь никаких проблем увидеть то, как наш Господь доносил до них эти учения в процессе разных встреч со Своими последователями во время этих сорока дней.

ИИСУС ЯВИЛСЯ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕЗЬ ЖЕНЩИНАМ

Мария Магдалена была удостоена быть первой, кому явился Иисус. Ученые приходят к общему выводу, что ошибочно предполагать, что Мария Магдалена когда-либо была нечистой женщиной – что ошибочно отождествлять ее с женщиной из Галилеи, которая в доме фарисея своими слезами омывала ноги нашему Господу и вытирала их своими волосами, и о которой описание говорит, что была грешницей (Лук. 7:39).

Сегодня считается, что имя Магдалена обозначает, что эта Мария происходила из Магдалы, города близ Галилейского Моря. Но согласно библейскому описанию, Мария Магдалена испытала чудо милости, поскольку ясно сказано (Лук. 8:2; Мар. 16:9), что она была опутана семью духами, изгнанными Господом. Многие считают, что она была богатой женщиной, и есть доказательства тому, что она очень высоко ценила своего благодетеля и считала честью идти за Ним, куда бы Он не пошел. Она не только пришла из Галилеи в Иудею, но она была вблизи креста во время Его смерти и первой была у гроба в утро воскресения – «когда было еще темно». Такая любовь и преданность рекомендована каждому искреннему сердцу, и, безусловно, достойна наследования со стороны тех, которые в Господних руках получают духовные благословения – прощение, примирение, дух здравого ума, новые надежды и стремления.

Чтобы согласовать разные описания, мы предполагаем, что женщины, которые должны были совершить бальзамирование тела нашего Господа, жили в разных частях города и не все прибыли одновременно. Мария Магдалена пришла первой, и, увидев пустой гроб, быстро нашла сначала Петра, а затем Иоанна, которые сразу направились к гробу, а она, скорее всего, вернулась туда немного медленнее, когда два ученика и другие женщины уже ушли.  Как раз во время второго визита у гроба ей явился Господь. Она плакала, а затем задержалась у гроба, чтобы заглянуть внутрь через низкое отверстие в скале, как будто желая убедиться, что гроб пуст, и тогда она впервые увидела двух ангелов в белом, которые спросили, почему она плачет. Ангелы, безусловно, находились там, где она была до того, но она их не видела, поскольку они предпочитали не «являться». Действительно, Священное Писание уверяет нас, говоря: «Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?», и еще: «Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его и избавляет их» (Евр. 1:14; Пс. 33:8).

Без сомнения, святые ангелы отвечали не только за тело нашего Господа, но и за дела Его опечалившихся последователей; а теперь, как и в других случаях, некоторые из них явились – явились, поскольку не могли быть видимы без явления, без чуда – появились в образе «юношей», хотя они не были людьми, а ангелами; они не были плотскими, но духовными существами – принимая человеческие тела на определенное время, чтобы могли исполнить требуемую службу. В Ев. Луки 24:4 о тех же ангелах, которые явились в образе людей, сказано, что они были одеты в блистающие одежды – так, чтобы их не приняли за людей, но узнали в них небесных посланников.  В контрасте к этому, когда наш воскресший Господь, как «дух животворящий», подобным образом явился в теле, чтобы приблизиться к Своим последователям. Он не явился им в блистающих одеждах, но в обычном одеянии, чтобы лучше дать указания, в которых нуждались Его последователи.

Слова ангелов, обращенные к Марии, должны были облегчить ее печаль, поскольку они не высказывали никакого сожаления, а через свои вопросы дали понять, что для этого нет никаких причин. В этот момент что-то привлекло внимание Марии, и она, обернувшись, увидела еще одну особу возле себя, очевидно в обычном одеянии, думая, что это слуга владельца сада, Иосифа из Аримафеи – что это его садовник. Она считала, что как-то нарушила чью-то собственность, и, предполагая, что тело нашего Господа уже не было нужно в гробе богатого человека, она спросила, куда Его забрали, чтобы сделать все необходимое для его погребения.

ПОЧЕМУ ИИСУС СКАЗАЛ: «НЕ ПРИКАСАЙСЯ КО МНЕ»?

Тогда Иисус (поскольку это Он «явился» в образе садовника) произнес ее имя: «Мария!» Она сразу узнала Его голос и сказала: «Учитель!», упала к Его ногам, обнимая их, как будто боясь, что если позволит Ему уйти, то может уже никогда не будет иметь возможности снова прикоснуться к Его благословенной личности. Слова нашего Господа, обращенные к ней: «Не прикасайся ко Мне… а иди [скажи] к братьям Моим», более правильно должны быть переведены: «Не держись за меня» – поскольку Я еще не восшел к Отцу Моему; я буду здесь еще некоторое время, прежде чем взойду на небеса, но свою большую привилегию держаться при Мне и доверять Мне ты получишь после того, как Я представлю Отцу, а Отец примет великое примирение за грехи, которое Я совершил на Голгофе.

Прикосновение Марии не могло нанести нашему Господу никакого вреда, поскольку описания говорят, что после этого другие к Нему прикасались (Мат. 28:9), но наш Господь хотел отвлечь разум Марии от того, чтобы она держалась только за Его тело – к высшей близости, а также к дружественности сердца и ума, которые теперь будут доступны не только ей, но и всем Его последователям, не только тогда, но с того времени и навсегда. В духовном смысле Господний народ должен быть заинтересован не только «смотреть на Иисуса», Автора и Совершителя нашей веры, но также  «держаться Иисуса» и верой отдавать свои руки в Его длани, дабы Он мог вести нас на протяжении всего нашего странствия на нашем узком пути, пока Он нас не освободит.

Наш Господь дал Марии послание, задание, которое она должна была выполнить, и так обстоит со всеми любящими Господа, ищущими и находящими Его. Они не радуются Ему только самолюбиво, но им дается полномочие в Его служении для братьев. Это такая же правда сегодня, как и всегда. Можно заметить, что это второй случай, когда наш Господь обратился к Своим ученикам как к «братьям» в полном смысле этого слова в сфере общения и в отношении ко всем, являющимся детьми Отца (Мат. 12:48). Здесь Господь подчеркнул эту близость, обращаясь к Отцу, как к Его Отцу и их Отцу, Его Богу и их Богу. Как же это приближает нашего Господа к нам в общности и близости, не через притягивание Его вниз,  но через осознание, что Он весьма возвеличен над ангелами, начальствами и господствами, и всяким именуемым именем! Это поднимает нас и верой дает нам возможность считаться такими, какими видит нас Господь – «братьями» (Мат. 23:8).

Мария отошла со своим радостным посланием, и, передавая его, она, без сомнения, была намного более счастлива, чем если бы ей было позволено остаться держаться Господа, пользуясь своим знанием в определенном смысле самолюбиво. То, что Мария нашла нашего Господа живым, хотя предполагала, что Он умер, обозначало такую радость, которую выразил Апостол Петр, когда сказал: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому» (1 Пет. 1:3).

Из нашего личного опыта мы можем разумно предположить, что после каждого раза, когда Мария рассказывала эти благие вести  другим и вызывала радость в их сердцах, это вызывало возрастание радости и в ней самой. Учитель подобным образом отправляет всех, которые признают Его как Того, Кто  «живый, и был мертв, и се, жив во веки веков», чтобы они шли и рассказывали другим об этом прекрасном факте, что мы имеем живого Спасителя, чья любовь и заинтересованность распространяется на все дела и сферы нашей жизни, и который не только полон сострадания, но также может помочь находящимся в искушениях, переживающих испытания и находящихся в различных страданиях – Того, кто в состоянии побеждать с нами, кто дает нам силу устоять в трудностях и кто в будущем примет к Себе всех верных (Рим. 8:37-39; 2 Тим. 2:3).

BS №877,’13,50-54; SB №254 ’13,50-54

Библейское Знамя №51, май-август

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.