Непогрешимость и старшинство в церкви (вопрос и ответ)

R 3745; Z 1906, стр. 90

НЕПОГРЕШИМОСТЬ И СТАРШИНСТВО В ЦЕРКВИ

  Вопрос: – Брат Рассел, я недавно получил письмо, в котором его автор утверждает, что тебя нельзя считать непогрешимым, поскольку ты поменял свой взгляд относительности того, правильно ли избирать старших в собраниях Божьего народа, чтобы они присматривали за делом Господа. Автор упомянутого письма кажется когда-то был старшим в собрании в Сент-Луис, но когда больше не был избран, оставил собрание, называя его «вавилонским». В своем письме он приводит выдержку из старой «Сторожевой Башни», которая, кажется, доказывает, что в то время ты считал ненужным, чтобы старшие избирались членами собрания. Далее он цитирует из более поздних «Сторожевых Башен» и шестого тома Исследований Писаний слова, которые советуют избирать старших, каковы должны быть их квалификации и т.д.

Итак, спрашивается: Правда ли это? Изменил ли ты свой взгляд на данный вопрос? Ежели так, то могу ли я спросить: Почему?

Ответ: – Прежде всего, спешу заверить, что я никогда не претендовал на непогрешимость. Я не ожидаю непогрешимости раньше, чем по Божьей благодати буду признан достойным получить участие в Первом Воскресении. Только тогда, когда наступит совершенное, а временное пройдет, мы увидим так, как сами увидены и познаем так, как сами познаны.

Сейчас мы принимаем писания двенадцати Апостолов, что они были под надзором Господа и что они свободны от ошибок. Он сам сказал об этих писателях, о Апостолах: Что свяжете, то есть признаете обязывающим на земле, так будет признано и на небе, а что развяжете, то есть позволите на земле, то будет развязано, или признано позволенным, также и на небе. Поэтому определения этих двенадцати, которых Господь считаем Своими специальными представителями в духовной диспенсации, мы можем считать непогрешимыми, истинными, безошибочными.

Но нет никакого основания верить, что кто-нибудь другой был так чудесно поддерживаем Божьей силой, как Апостолы, либо, что в Божьем Слове есть какой-нибудь авторитет, который бы дал возможность признать слова или писания других людей без необходимости их проверки с помощью Господнего Слова. Таковым было наше неизменное определение данного вопроса. Мы старались представить Божье Слово настолько верно, насколько нам было дано его понять – пред Господом своим стоим или падаем. Мы также верим, что наш способ поведения имеем признание у тех из Господнего народа, кто, под руководством Святого Духа, ходит теперь во свете настоящей истины.

Мы не отрицаем, что все еще возрастаем в знании; и что в отношении старших, то есть лидеров в общинах Господнего народа, мы теперь видим Божью волю в несколько ином свете. Ошибка нашего рассуждения заключалась в том, что мы слишком многого ожидали от тех дорогих братьев, которые, рано придя к истине, естественным образом стали лидерами в этих маленьких общинах. Идеальный взгляд относительно их, который мы необдуманно выдвинули, заключался в том, что знание истины сделает их очень скромными и это даст им возможность увидеть свою ничтожность, и все, что они знали и были бы в состоянии представить другим, было бы как от самого Бога; что Он будет использовать их как Свои говорящие инструменты. Нашей идеальной надеждой было то, что они будут примером для стада во всем; и что если к такой общине под Божественным провидением присоединится один или больше способных представлять истину, то дух любви будет побуждать их считать друг друга более себя, и тем самым помогать и поощрять к участию в служении церкви, которая есть Тело Христово.

Так размышляя, мы пришли к выводу, что большая мера благодати и истины, которая ныне дается верным и посвященным, облагородит их тем более, так, что не будет необходимости наследовать способ, описанный Апостолами в ранней церкви. Нашей ошибкой было то, что мы недооценили, что порядок, описанный Апостолами, под Божьим присмотром, важнее всех остальных правил, и что вся церковь должна соблюдать это правило, пока мы, во время нашей перемены в воскресении, не будем дополнены и усовершенствованы, и окажемся в непосредственной общности с Господом.

Со временем мы увидели эту свою ошибку, по мере того, как замечали среди братьев дух соперничества, что многие искали лидерства в собраниях как положения, а не служения, усложняя развитие других братьев, также способных, ознакомленных с истиной и способных владеть мечем духа. От разных маленьких групп Господнего народа мы получали вопросы, что нужно сделать в том случае, если брат хочет господствовать над Господним наследием – когда пытается руководить делами собрания, как будто бы был непогрешим, считая всех остальных ниже себя.

Обычно мы советовали умеренность, а особенно, чтобы такого брата не судить слишком строго. Мы обращали внимание на предостережение Апостола, что с почитанием лидера приходит и особая опасность, поэтому, исправляя такого брата, другие должны помнить о собственных слабостях и опасности в этом отношении. Но, безусловно, нужно заверить таковых, что согласно Божественному и рациональному порядку собрание посвященных должно искать и принимать решение согласно Божьей воле в отношении старшинства, и нельзя позволить, чтобы кто-то сам себе присваивал эту функцию в церкви, чтобы сам решал, что он назначен Господом на это служение.

Мы советуем, чтобы само проявление высокомерного духа или попытки получить высшее положение расценивались как указывающие на то, что такой не подходит для старшинства, и что поддержка высокомерного на таком положении была бы во вред, и не только собранию, но и этому брату; потому что мы имеем библейское напоминание, что Бог гордым противится, а благодать дает только смиренным. Апостол предостерегает: «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1 Пет. 5:6) – то есть, в свое время, когда совершенство нового тела будет в полной гармонии с новым умом и заменит нынешние плотские несовершенства.

В вопросе упоминалось собрание в Сент-Луис, что напомнило мне, что в этой небольшой общине появилась определенная проблема со старшим собрания – очевидно это был тот же автор упомянутого в вопросе письма. Этот брат обиделся на собрание, что оно не позволило ему руководить делами собрания по своей воле. Он написал мне, что Бог назначил его на это положение и дал понять, что собрание не имело и не должно иметь ничего общего в связи с данным вопросом, за исключением того, что должно было его поддержать; а если поддерживает его, то поддерживает Господа и Господню волю. Он также утверждал, что он не должен избираться голосами других членов собрания, а собрание должно признать его назначенным от Бога, и он хотел, чтобы и я подобным образом наставлял собрание.

Я выступал против этого и, наиболее мягко, как только мог, объяснил ему, что волю Господа в отношении личного поведения нам нужно испытывать собственным умом с помощью Священного Писания, а воли Господа в отношении Церкви мы должны искать в выражении всех посвященных членов, каждый и каждая из которых, согласно своим способностям и библейским понятиям, старается выразить Божью волю.

Очевидно, этот брат обиделся, что я не признал его назначения от Бога, и теперь, через несколько лет, эта обида открылась в письме, копию которого он разослал другим, а также тебе. Такие факты и опыт доказывают, что апостольский метод «поставить по всем городам пресвитеров» (Тит. 1:5) является не только наиболее рассудительным, но и необходимым, иначе народ Господа не делал бы надлежащего прогресса в знании и качествах святого Духа и не приходил бы к полному пониманию и оценке той свободы, которой Христос освобождает, и основополагающей истины, что все верующие являются братьями (и сестрами), одним классом, одной группой, одним телом, состоящим из тех, которые верят в драгоценную кровь Христа и вполне преданы Его служению.

Я не стыжусь позиции, которую прежде занимал, ни того, какую занимаю сейчас в данном вопросе. Не удивительно, что вначале я недостаточно сориентировался в ситуации, что не был в состоянии предвидеть амбицию и самолюбие, которые все еще привязаны к некоторым, даже все еще после их зачатия от духа, после того, как они направили свои чувства к тому, что свыше, и после их решения руководствоваться мудростью свыше.

Не сравнивая себя или кого-либо из нынешних говорящих инструментов Господа с этими двенадцатью специальными говорящими инструментами, которые были так чудесно руководимы Господом в начале нынешней эпохи, я не стесняюсь обращать внимание та той факт, что даже главнейшим из них нужно было исследовать и испытывать руководство святого Духа в разных вопросах. Например, Св. Петр нуждался в видении и определенных испытаниях, прежде, чем мог понять, что серединная стена, разделяющая евреев от язычников, была разрушена, и что в условиях Евангельского Века нет еврея или язычника, свободного или раба, который имел бы какое-то превосходство или преимущества в получении Божественных милостей.

Св. Петр имел одно видение, которое научило его истине по данному вопросу. Я имел видение другого рода – уроки опыта, которые приходили ко мне из разных маленьких собраний Божьего народа, и эти уроки привели меня к апостольскому методу, и убедили, что этот метод до сих пор наилучший для правильного развития и назидания Церкви, которая есть Тело Христово.

Насколько я могу понять, автор данного письма выразил мнение, что если собрания избирают старших, вместо того, чтобы старшие сами себя назначали, то это доказательство того, что такое собрание становится сектой, «Вавилоном». На самом деле, трудно понять, насколько удивительно все это выглядит для тех, кто начинает терять дух истины и входит во тьму!

Фактически, мы никогда не советовали, чтобы собрание признавало старшим такого брата, который сам утверждает о себе, что имеет для этого Божественное полномочие. Мы всегда считали, что среди тех, кто познал истину, дух Господень будет пребывать настолько, что все будут руководимы одним сердцем и одним умом, так, что каждый с радостью уступит своими привилегиями и доброохотно будет служить другим наилучшим образом, как только сможет; и что таким образом Господня воля будет исполняться. Нашей ошибкой было то, что мы слишком многого ожидали от сослужителей и пренебрегли апостольским методом избрания старших – «избрав» (Деян. 14:23, Современный Перевод), то есть мнение посвященных должно быть выражено голосованием «через поднятие руки» или другим образом по данному вопросу.

Кто утверждает, что мы сформировали секту или деноминацию, тот представляет данный вопрос в ложном свете. Секта – это секция, или часть, оторванная от чего-то; мы не являемся секцией и не были от чего-либо оторваны. Мы стараемся всех верных Господа вести к Богу, к искренней общности с Ним и друг с другом. Братьями мы считаем всех, кто верит в драгоценную кровь Христа как искупление за них, и кто считает себя и дает доказательства полного посвящения на служение Богу. Никого низ них мы не лишаем этого христианского общения, несмотря на его понятия в менее важных вопросах.

Также мы не являемся деноминацией, потому что не принимаем другого имени, кроме нашего Господа Иисуса Христа. Мы являемся Христианами – ни более, ни менее. Мы принимаем все названия, данные Церкви в Священном Писании, но никакой из них не используем в качестве названия, чтобы отличаться, как это делают наши друзья из христианских деноминаций. Каждый старается быть в личной общности с Господом, а на основании этой общности он также находится в общении с другими, находящимися в подобной общности с Господом, поскольку Тело Христово есть одно. Поэтому наш союз с Господом является библейским, единственным в своем роде и, насколько нам известно, никакая другая группа Божьего народа не занимает такой позиции во всей ее полноте и не стоит на ней всецело. По Божьей милости мы имеем надежду так стоять, пока Господь не скажет: «Хорошо, добрый и верный раб!» (Мат. 25:21) и не примет нас с Свое славное Царство.

Слово «Вавилон», как мы часто показывали, означает замешательство; не замешательство в организации, потому что разные ответвления Вавилона, его разные деноминации, часто имеют четкую организацию, не позволяющую на какое-либо замешательство. Замешательство Вавилона имеет место в его учениях, которые являются небиблейскими, неясными, противоречащими друг другу, а многие из них ошибочны.

Мы боимся, что брат, чье письмо ты цитировал, входит в вавилонское состояние – его понятия относительно старшинства на самом деле находятся в серьезном замешательстве. Своим утверждением, что он, как и другие старшие, должен руководит церковью, с Божественного назначения, без какого-либо человеческого назначения, этот брат падает в даже большую крайность, нежели папа римский, о котором говорится, что он достаточно вавилонский, так как папа римский не получает своего положения узурпаторством, но избирается кардиналами.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.