Приветствуем вас на сайте Исследователей Библии.

ИСЛАМСКАЯ РЕЛИГИЯ утверждает, что у нее 1,84 миллиарда последователей в Азии, Африке и Европе, и постоянно возрастает количество в обеих Америках. В последние годы ислам (часто называемый магометанством) и мусульмане все чаще выдвигаются на первый план, привлекая всемирное внимание как результат широко распространенных и постоянно комментированных в СМИ террористических актов исламистских экстремистов.

Постоянная борьба в Афганистане и Ираке, теракты 11 сентября в Соединенных Штатах, бомбовые атаки на испанские поезда и метро в Лондоне, Иран, поддерживающие Хезболла и Хамас, а также развитие ядерного оружия в Иране. Все эти события усилили всеобщую неуверенность настоящего времени скорби. Частично это вызвано богатыми нефтью мусульманскими странами, оказывающими влияние на другие страны, арабско-израильским ирано-иракским конфликтами, растущее движение Черных Мусульман в США и их действия, а также Мусульман Ханафи.

По причине этого большого шума многие спрашивают о происхождении и истории ислама и мусульман, об их доктринах и практиках, принимают ли мусульмане учения Ветхого и Нового Заветов, каковы их учения в сравнении с библейскими учениями и каковы их позитивные моменты, а также слабые черты исламских учений. Поэтому представляем эту статью, надеясь, что эта информация поможет многим.

Слово ислам значит послушание и подчинение воле Аллаха (Бог по-арабски). Мусульманин обозначает буквально «тот, кто послушен или подчинен воле Аллаха». Мусульмане верят, что Магомет был Божьим пророком. Магомет (жил в 570-632 гг. н. э.) утверждал, что получил много откровений на арабском языке от Аллаха (Бога) через ангела Гавриила. Из них состоит Коран (это слово обозначает декламация, чтение), книгу, которая разделена на 114 глав, называемых сурами. В процессе наших размышлений мы используем несколько ссылок и цитат из этой книги. После этих нескольких вступительных замечаний переходим теперь к представлению арабской до-исламской истории, биографии Магомета, описания его последователей и развития ислама, его священных писаний, схизм и сект, а также сравнению его учений с Библией, особенно с учениями Иисуса, показывающими Его большое превосходство.

АРАВИЯ ДО МАГОМЕТА

"ДНИ НЕВЕЖЕСТВА" В АРАВИИ

Магомет говорит о том, что до его прихода арабы не имели никакого вождя со времен Измаила (кроме некоего Лукмана или Локмана – который по всей вероятности жил во времена Давида и Соломона, сура 31). Эти так называемые "дни невежества" (сура 36:1-5; 34:43) показывают определенные удивительные контрасты. Племенная жизнь в Аравии породила любовь к отрытым просторам, глубокое чувство лояльности к лидерам и фанатичное стремление к независимости. Да, арабы были настолько горды физическим мужеством, что охотно шли на войну за хорошим предводителем. Они были фанатично впечатлительны в отношении славы. В самых плохих из них это породило жестокое пренебрежение правами других, а в лучших из них высокий уровень рыцарства, справедливости и верности. Охотно проявлялось гостеприимство, даже к чужим. 

Арабы избегали поглощения Персидской Империей. Их "отчизной" стала территория пустынной суши. Их быстрое перемещение, закал и знание пустыни приводили к тому, что традиционная война против них была безрезультатной, а в неожиданных атаках их мечи собирали обильную жатву. Хотя большинство арабов были безграмотными, их язык был выдающимся образом приспособлен к их жизни, заключая в себе выражения красоты, мудрости и благородных чувств. Поэты были частью их воинствующих племен.

Однако, арабская гордыня была самолюбива; она часто не оставляла безоружных. Девушка выдавалась замуж задолго до периода созревания, чтобы не принесла позора своему отцу. В некоторых случаях молодые девушки были погребаемы заживо. Эта страшная несправедливость была темным и плохим результатом их образа жизни, хотя некоторые добрые люди жертвовали даже своей жизнью, чтобы уберечь других от страдания и смерти из-за принятых обычаев. Настолько невысокую цену имела человеческая жизнь в сравнении с личной или племенной славой, что случайная смерть по чьей-то причине ничем не отличалась от убийства. Обе должны были быть отмщены ответным убийством. Пренебрегалось возмещение для семьи умершего, поэтому существовали постоянные междоусобицы.

Общественная справедливость была только выборочной; как к "народной мудрости" обращались к прорицанию и чернокнижию в разрешении проблемных случаев. Только там, где речь заходила о чести, страх перед общественными спорами и резней приводил к компромиссу и прощению. Там, где племена становились немногочисленными, или царил крайний культ какого-то героя, лояльность возрастала в направлении к другому избранному клану или предводителю. Генеалоги в доисламские времена были почитаемы и часто проверяемы, но были очень неточны в вопросах кровных связей, часто исходя скорее из усыновления в более сильные племена, нежели рождения в них.

ЗЕМЛЯ – МЕККА, МЕДИНА И ЙЕМЕН

Аравия в большей части пустынна, со многими дорогами и караванными путями. Есть только две надежных дороги, которые сходятся в Рияде, соединяя Персидский Залив с Красным Морем. Даже сегодня в арабских странах древние обычаи и культура присутствуют везде. Хотя большинство арабских государств сказочно богаты на нефть, их технологический и общественных прогресс очень медленный, будучи удержан автократическими лидерами исламских экстремистов. До времен Магомета Аравия была спасена от забвения только благодаря неорганизованной торговле, поскольку караваны путешествовали и в древнюю Шеву на юге, и из Мекки через Персидский Залив и дальше к Мускату, арабскому порту в Оманском Заливе.

Мекка, которая была в то время местом проживания ремесленников и купцов, не могла предложить ничего, кроме близкой святыни т.е. Каабы, в которой находился знаменитый Черный Камень. Там собирались племена, общались между собой и обменивались товарами. Царило там идолопоклонство и развратные обряды, за сохранение которых боролись жители Мекки, когда им угрожали реформы. Около 200 миль на север от Мекки располагался Ятриб, позже названный Медина, "Город Пророка". В ней поселились еврейские колонисты, некоторые утверждают, что даже со времен Моисея. Незадолго до исторического появления Магомета эта влиятельная еврейская популяция было пленена по причине конфликта с сильным идолопоклонническим племенем арабов. На юге существовали также христианские общины, главных образом гностического происхождения, но находящиеся под сильным влиянием несториан, которые имели динамичный мессианский центр в Ираке.

Около 400 миль на юг от Мекки находится Йемен, древняя Шева, о которой многие считают, что она является тем самым городом, царица которого задавала Соломону трудные вопросы (3 Цар. 10). Эта часть Аравии находилась под большим влиянием Иудаизма в первые 500 лет нашей эры, со многими обращенными среди арабских правящих классов, их подданных и соседних племен. Позднее там быстро нашло поддержку христианство.

РЕЛИГИЯ И КААБА

До Магомета, если говорить в общем, в Аравии существовало две религии: (1) Савойская (Иов. 1:15; Ис. 45:14; Иоиль 3:8), которая была древней формой семитского идолопоклонства, происходившего из Месопотамии, и была пропитана индусским политеизмом (верой в много богов). Как греческие, так и арабские писатели, утверждают, что среди ранних языческих арабов практиковалось почитание камней; (2) Монотеисты Ханифы (здравый в вере), которые связывали себя с Авраамом через Измаила. Магомет знал об этой связи и использовал ее для обоснования своих претензий к отречению от еврейских пророков и Иисуса, утверждая, что Авраам не был ни евреем, ни христианином (сура 3:60, 89; 4:162; 16:121).

Хотя арабы были согласны касательно единства Бога и моральности, их склонности к сохранению монолитности были непонятны. Три месяца осени и один месяц весны были священными месяцами, в которых не велись никакие битвы и совершались путешествия по священным местам. В остальное время года велись постоянные войны или междоусобицы, а жизнь большинства арабов была трудной, убогой и опасной.

Христианство с Восточной Римской Империи со столицей в Константинополе дошло до Аравии устно, посредством поселенцев и торговцев. Зороастр со своими монотеистическими учениями вызвал движение в Персии, но хотя они продолжают существовать, то стали слабыми в сравнении с большой моральной силой, которую они имели при его жизни.

Иудаизм был ограничен до формальных, ритуальных обрядов и значительно утрачивал свою жизненную силу, которая побуждала евреев в ранние и более поздние времена к героизму.

В долине Мекки располагалась Кааба со своим славным Черным Камнем. Легенда гласит, что этот камень (по всей вероятности метеорит, около 18 см в диаметре) был дан Адаму, когда он был изгнан из Эдема и что изначально камень был белым, но стал черным из-за поглощения грехов тех, кто его целовал или держал. Кааба (как гласит легенда) была вначале основана Адамом, а потом отстроена Авраамом и Измаилом (сура 22:27; 3:91). Будучи славной с давних времен, даже сейчас она является центральным местом для всех арабов.

ДВИЖЕНИЕ РЕФОРМ И ДУХ ЕДИНСТВА

Когда приблизились времена Магомета, перемены были неизбежны. Византийская и персидская цивилизации укрепили арабские торговые пути. Торговое влияние бросило вызов древним обычаям. Развивающаяся торговля и богатство были под угрозой со стороны воинствующих кланов и кочевников. Путешествующие в сторону и со стороны греческой и персидской культуры пренебрегали и высмеивали обычаи древней Аравии; это сориентировало гордых арабов и склонило их к попытке реформирования.

На протяжении веков евреи – а позже и христиане – проникали в земли на север и на юг от Мекки. Их учения приводили к дискуссии, побуждали к реформам и привлекали множество новообращенных. Их примером был житель Мекки, Бараках (родственник Кадии, первой жены Магомета). Он стал христианином, и ему приписывают перевод по крайней мере части Евангелия, касающейся рождения Христа, на арабский. В более поздние годы он оказался полезным для Магомета. Другой из них, Саид, был большим реформатором древней савойской религии в Мекке, проповедуя единство Бога, происходящее от идолопоклонства зло и необходимость моральных и религиозный перемен.

Новый дух единства проникал в традиционно разделенный народ, особенно в войне Дху Кара, когда отважный полководец бедуинов, чья гордость была унижена, изо всех сил противостоял персидской армии на юге и благодаря отваге и стратегии одержал победу, которая разрушила идею непобедимой Персии. Нарастающая волна арабского национализма была предзнаменованием будущего завоевания империи Косро (персидских царей династии Сасанид). Заявления Магомета о назначении его от Бога дошли до арабского мира, готового к объединению, готового подвергнуть сомнению древние обычаи и заменить присущие идолопоклонству устаревшие и распутные практики более цивилизованным и дисциплинированным общественным порядком.

ЖИЗНЬ МАГОМЕТА

ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАННИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Магомет (означает почитаемый) родился в Мекке. Говорят, что его родители носили имена Абдулла (слуга Аллаха) и Эмина (беспечная) и происходили из рода Хашим. Хашимиты происходили из могущественного племени Курайш, которое доминировало тогда в Мекке. Только арабские генеалоги считают, что Курайш был человеком из странной линии племенных предков. Али, кузен Магомета, заявил, что Курейшиты – это кочевые семиты, арабские торговцы примерно 500 г. до н.э., которые развились в значительную цивилизацию, через 200 лет сосредоточенную в Петре, в Иордании. Авторитеты соглашаются с тем, что происхождение Курайш неизвестно, хотя Некоторые из них утверждают, что они происходят от Иоктана (Быт. 10:22-30), а не от Авраама, потомка Фалека, брата Иоктана (Быт. 10:25; 11:17-27). От Иоктана происходят 13 племен Аравии (1 Пар. 1:19-23). Много библейских карт показывают потомков Иоктана, что они населяли центральные и восточные вершины Аравии, где расположена Мекка.

"Адаптирование" племени по причине таких принципов, как общественное признание, безопасность или честь, было повсеместным, и каждая до-исламская настоящая родословная в самом лучшем случае оставляет место для домыслов. Поэтому видим, что линия происхождения Магомета является неуверенной; каждый поиск быстро исчезает в неясности незаписанных генеалогий, которые еще больше запутаны арабским гением создания фантазии. Происходя из знатного рода Хашима и известного племени Курайш, Магомет мог заявить, что является "Араба ель Араба" (Арабом из Арабов). Подобно Апостол Павел говорит о себе, что является "Евреем из Евреев" (Фил. 3:5). Тем не менее, Магомет был из скромного рода; его отец был купцом беднейшей категории, который умер примерно во время его рождения. Магомет присоединился к большой семье своего деда, Абдул-Мутталиба. Говорят, что примерно два года он воспитывался Халимой, женой пастуха Садит, поскольку его мама не смогла хорошо о нем заботиться. Когда ему было шесть лет, умерла его мама (сура 93:6-11). Через два года умер Абдул-Мутталиб, оставив мальчика со своим сыном, дядей Магомета, Абу Талибом.

О юношеских годах Магомета нет никаких записей, но существует общее мнение, что он пас овец и верблюдов, как и его родной брат Джафар. В более поздние годы Магомет продолжал заботиться о своем собственном верблюде и обозначал смолой верблюдов и овец, которых получал как подаяние. Абу Талиб, также купец, торговавший фруктами, приправами и парфюмерией, был более успешным, нежели отец Магомета. Магомет был втянут в это занятие и вскоре стал способным кочевым посредником-купцом. Когда ему было 25 лет, на него обратила внимание и дала работу Кадия, богатая вдова купца. Вскоре после этого она предложила ему супружество; она была старше его на 15 лет. Магомет принял предложение и продолжал жить в Мекке, уже как удачливый торговец. 

РЕЛИГИОЗНОЕ РАЗВИТИЕ И ИДЕОЛОГИЯ В МЕККЕ

Магомет обладал аналитическими склонностями, с ярко выраженной моральной добросовестностью, которая нашла отражение в учениях Корана. С молодости он отличался поэтическим умом и склонностью к помпезному, пророческому стилю речи. Его характер в большой мере казался кротким и искренним. Он завоевывал непоколебимую лояльность своих ближайших товарищей на всю жизнь. Годы странствования Магомета многократно оказывались приготовлением к его будущему роду деятельности. Жизнь со стадами верблюдов на древних торговых путях принесла ему знание многих опасностей и трудностей и воспитала в нем решительность, рассудительность и отвагу. Его быстрый ум и наблюдательные глаза без сомнения делали много выводов из сильных и слабых сторон культур и религий, с которыми он сталкивался. В своих путешествиях он попадал как к отсталым, так и к прогрессивным народам среди евреев, христиан, зороастриан и язычников.

Гуманитарные тенденции в учениях Магомета и его влияние на "товарищей", в сочетании с мистическими чертами, не только вызвали в нем стремление к реформам, но привели его к поискам религиозных реформ, как основным в дополнение к сути проблем, с которыми он сталкивался и которые считал деградирующими порядок в мире. Поэтому не удивляет, что в более поздние годы его стремление к реформам усилилось, и через 13 лет после первого брака он сделал чреватые последствиями шаги, которые привели его к выдающейся позиции религиозного учителя всемирного и исторического значения.

В возрасте 38 лет Магомет начал замыкаться в самом себе в состоянии глубокой медитации и самоистязания. На протяжении двух лет он периодически направлялся из пещеры на гору Хира, примерно в 5 км пути из Тайфу. Там под влиянием эмоций он заявлял, что получал откровения от Бога посредством ангела Гавриила (сура 2:91,92; 81:19-21; 64:4). Вначале он не открывался в этом никому, за исключением Кадии, членов семьи и своего друга, Абубекра. Магомет начинает считаться реформатором своего народа на подобие Саида, находясь в поисках более высоких форм чести и реформ плохого общественного и религиозного положения. Но в возрасте 40 лет Магомет выступил с заявлением, что является пророком Бога, посланным к Хашимидам для их очищения. Следующие три года, по мере того, как "откровения" развивались, известие распространялось, и еще до того, как ему исполнилось 44 года, у него было уже 40 сторонников, главным образом беднейших людей.

Магомет произносил краткие рифмованные предложения, которые записывали его слушатели или запоминали другие. Такие записи делались до самой его смерти на всем, что было под рукой у слушателей – на листике пальмы, кусочке шкуры, камне, или острием на верблюжьей лопатке – и собирались и сохранялись его женой. Позже они были обработаны вместе со словесными мыслями его "товарищей" в суры (главы) Корана. Некоторые утверждали, что Магомет, вероятно, был эпилептиком. Эти описания указывают на какое-то ненормальное психическое состояние во время откровения, но не на серьезную болезнь.

Смотря на ранние годы в Мекке, христианин не должен слишком сильно обвинять Магомета, который публично противостоял азарту, злоупотреблению алкоголем, ростовщичеству, идолопоклонству, предрассудкам и аморальности, а придерживался набожности и учил вере во всемогущего, мудрейшего, вечного, совершенного и справедливого, но милосердного Бога. Кажется, что в годы формирования его личности он не обращал много внимания на Каабу, но смотрел больше на Иерусалим. В возрасте 44 лет (в 613 г.) Магомет публично огласил всем жителям Мекки, что он является пророком, посланным от Бога реформировать их религию и положить конец идолопоклонству. Его обращение было "чуждым" для традиционно мыслящих жителей Мекки; многие боялись последствий его проповедей об их моральной распущенности. Они насмехались над ним и считали его непонятные высказывания лабиринтом лунатика. Для фанатических идолопоклонников эта новая доктрина была полностью превратной и неприемлемой. Преследования и насмешки наращивались до того времени, когда новообращенные эмигрировали, ради безопасности, в Абиссинию, Йемен и Ятриб. Но результатом этого было рекламирование новой веры на большой территории.

Евреи из Ятриб, после многих лет пленения, получали много гражданских свобод благодаря победе в битве с их арабским угнетателем. Арабские жители этого города, которые привыкли к евреям, плачущим о Мессии, чтобы он пришел и освободил их от власти их врагов, размышляли в своих предрассудках о силе израильского Бога. Таким образом, мусульманские беженцы из Мекки появились как миссионеры старой Аврамовой, монотеистической веры в новой фазе. Некоторые в Ятриб были обращены в Ислам, а еще намного больше были благосклонны к пришельцам.

Сам Магомет сбежал в Тайфу, где нашел несколько новообращенных и оказывал глубокое влияние на людей из караванов, которые были известны как разносчики вестей. И слава о Магомете разошлась по арабским странам и даже дальше.

Для впечатлительного Магомета плохое отношение, с которым он столкнулся, стало катализатором, поскольку в его медитативном уединении кристаллизовало в нем чувство цели, а также предназначения, и это привело его к конфронтации со своими преследователями. Через какое-то время он вернулся в Мекку с тем же посланием. Озверение жителей Мекки было настолько сильным, что Магомет сбежал жить в Ятриб, где ему обеспечили дружественный прием.

ПОБЕГ МАГОМЕТА

Побег Магомета, то есть Хадж (отделение), начался 16 июля 622 года, обозначив время, от которого считается вся мусульманская хронология. Начиная с того времени и принимая продолжительность года в 354 дня, 100 лет солнечного календаря равняются примерно 103 магометанским годам. 2007 год это в исламе 1428 год. Магомет был с признанием принят в Медине. Свыше 100 обращенных семей шли пред ним, а многие другие были обращены во время похода в Каабу.

Ятриб преследовали гражданские конфликты, и арабы почувствовали облегчение, что нашли кого-то, кто мог их объединить. Кроме того, многие боялись, что, приходя с именами еврейских пророков на устах, они могли бы быть восприняты евреями как мессия. Вначале евреи почувствовали облегчение, что увидели арабов, соглашающихся с ними в вопросе единства Бога и послания Богом еврейских Пророков. Даже христиане обрадовались чуть ли не прославлению Магометом Иисуса как "посланного" Богом.

Магомет быстро стал предводителем, законодателем и судьей в городе, заручившись поддержкой двух могущественных племен. Ятриб стал называться "Мединет-аль-Наби" (город пророка) и с тех пор известен под этим названием. В то время в Медине были посеяны семена империи.

ОСНОВАНИЕ ИСЛАМА

Магомет считал себя суммой и печатью всех предыдущих еврейских пророков и Иисуса. Его поверхностное знание Иудаизма разбудило его воображение, но ни в коей мере не могло заменить глубокого анализа еврейской Библии и традиции, которая требовалась, чтобы заручиться послушанием этого общества. Ранние надежды Магомета и евреев из Медины были погребены, когда они вполне отвергли его как "их" пророка от Бога. Восторженное принятие уступило место расколу, и в результате этого озлобленный Магомет сформулировал законы, которые деградировали "обладателей писания" (сура 3:62-64, и т.д.), евреев или христиан, как граждан другой категории – и такая ситуация остается в Исламе доныне.

Тогда Магомет обратил свое внимание на локальные завоевания. Одобрение и призыв к войне с врагами физическим оружием были решительным шагом, вызванным, вероятно, его ошибочным пониманием, что это был единственный способ получения средств существования для ново образовавшегося общества.

Притеснение евреев и многочисленные войны с жителями Мекки вызвали дальнейшую изоляцию сторонников новой религии. Магомет с группой осужденных на изгнание товарищей и грязная орда бандитов начали грабить в лесах и горных регионах, а также грабить караваны, даже в запрещенные месяцы. Поскольку каждый разумный человек не верит, что такое поведение могло вызвать энтузиазм сторонников, Магомет предотвратил это путем оглашения "откровения", которое оправдывало такое поведение. В конце концов, его сомнительный успех привел к увеличению его рядов местных членов племени, которым хотелось быстрой добычи.

И, собственно, в то время и по причине еврейских насмешек неожиданное "откровение" велело Магомету во время молитвы повернуться спиной к еврейскому "Кибла" (молитва в восточном направлении), Иерусалиму, так, чтобы он обратился лицом к Каабе. Он учредил новый праздник в девятом месяце, Рамадан, чтобы заменить День Примирения. Учреждено было целование Черного Камня в Каабе. Рамадан и некоторые его обязанности и церемонии были слепком старых арабских обычаев, подходящих аспектов иудаизма и потребностей бандитской жизни.

БИТВА В БАДР И ВЫЗОВ, БРОШЕННЫЙ ГОСУДАРСТВАМ

Чреватая последствиями битва против армии Мекки состоялась в 624 году в Бадр, 180 миль на север от Мекки. Около 300 мусульман восстали против от 600 до 1000 мекканцев. Оказывается, что было принято решение, что исход битвы будет решен в битве трех воинов с каждой стороны. Вся тройка мекканцев была убита. Мекканская армия бежала, а Магомет огласил победу благодаря Божьей помощи. Для него поражение мекканцев утвердило политику джихада (священной войны) против неверных (не мусульман) якобы с Божьего полномочия. Мусульманам, которые погибли в войне, была обещана будущая жизнь с земными удовольствиями (такими как темноглазые женщины) в Саду Роскоши Аллаха, в состоянии, образно описанном словами, чтобы побудить арабов к фанатичной радости в войне для Магомета.

Но позже мекканцы полностью разгромили Магомета и его последователей, тяжело ранив его самого. После этого ряды мусульман увеличились многими авантюристами. После пришли пять лет грабежей богатых еврейских колоний и ожесточенной войны с Меккой. Акты предательства, убийства, пыток, публичных казней, акты личной мести и большое кровопролитие. Аравия, а особенно Хаяз, на берегу Красного Моря, потопали в анархии и разрухе.

Наконец Магомет с 10 000 человек вошел в Мекку. Город сдался, а Магомета, как общественного, религиозного и военного лидера признали владыкой всей Аравии. После своего триумфального въезда в Мекку в 630 году они приказал уничтожить 360 идолов и Каабе (но не Черный Камень). Эта политика завоевала для ислама много христиан, которые противились почитанию образов, и некоторых евреев, которые тосковали за освобождением от осаждающих влияний популярных языческих практик.

Еще до прихода к власти в Аравии Магомет разослал письма к правителям стран, которые окружали Аравию, уговаривая царей и народ обратиться в Ислам. Его письмо к Гераклиусу, христианскому императору Византии, который правил от имени Константинополя, содержало следующее, по словам Ибн Аббаса:

ПИСЬМО МАГОМЕТА К ГЕРАКЛИУСУ

"Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного. От Магомета, слуги Аллаха и посланника, для Гераклиуса, Правителя Римской Империи. Мир да пребудет с тем, кто следует совету. Приглашаю тебя в Ислам. Стань мусульманином, и будет тебе мир – Аллах даст тебе двойную награду; но если отвернешься от ислама, на тебе будет грех твоих подданных. О, последователи Книги! Воспользуйтесь достойным предложением, которое касается нас и вас, чтобы мы не служили никому, кроме Аллаха, и не связывались ни с кем, кроме Него, и чтобы некоторые из нас не принимали своими владыками никого, кроме Аллаха; но если обратятся, то скажут: Понесем свидетельство, что мы мусульмане" (Букхари, книга 1, гл.1). Гераклиус ответил дипломатично, а король Эфиопии помогал в обращении, но персидский монарх, Хазрат II, был разгневан.

"Высказывания" Магомета быстро запоминались или сохранялись в письменном виде. Прежние измышления в отношении его здоровья утихли, когда он получил власть. Его "товарищи" признали важность его высказываний как сути Корана и исламской ортодоксии. Тогда также пришло время теологического подъема Медины, которая позже должна была сыграть решающее значение. Тогда Хиджра начала создавать абсолютно независимое общество. Последние действия Магомета ознаменовали характер рождающейся исламской империи. Он с одной стороны готовился к войне с Сирией, а с другой организовал поход в Долину Мекки и на Гору Арафат, утверждая для будущих поколений церемонию "Хадж" (прощу). Ислам должен был объединить церковь, государство и стиль жизни всех его последователей, исполняя миссию обращения мира.

СМЕРТЬ МАГОМЕТА

Магомет умер в возрасте 63 лет вскоре после возвращения с Арафат, 8 июня 632 года. С ослабевающими силами он принимал участие в публичных молениях, так долго, как мог, а потом был занесен в свой шатер и умер на коленях Айши, своей любимой жены, которая думала, что причиной его смерти стало отравление его тремя годами раньше еврейской служанкой Зайнаб. Но существует единодушный взгляд, что Магомет умер в результате нагрузки своего положения и упадка жизненных сил из-за \"наслаждений гарема\" со своими многочисленными женами.

Али утверждал, что Магомет поставил его своим преемником – это заявление вызвало в Исламе первую схизму. Айша, дочь Абу Бахра, настаивала, что Али тогда отсутствовал – но по той причине, что ее отец должен был занять место Магомета, ее довод был не без подозрений. Она выступала против Али до тех пор, пока он не возглавил халифат в 656 году, когда лишил ее влияния до самой ее смерти в 677 году.

Магомет оставил княжеский гарем, состоящий главным образом из женщин, дарованных ему дивующимися ему племенами, а также из дочерей побежденных правителей. Это не должно было означать развратной жизни, как утверждают некоторые из его религиозных оппонентов, хотя, очевидно, женщины не были там только ради украшения. Его дети умерли в молодые годы, за исключением дочери Фатимы, которая вышла замуж за Али.

ПРОТИВОРЕЧИЯ В ХАРАКТЕРЕ МАГОМЕТА

По причине религиозной и вооруженной угрозы, которую ислам представлял для народов Европы и Азии до их обращения, не вероятным является то, чтобы история оставила нас без беспристрастного описания Магомета. Но все они свидетельствуют о том, что он был странным человеком и во многих случаях противоречил сам себе. Он обладал страстной верой в единого Бога небес и земли, с моральной добросовестностью и большой склонностью к помпезным пророческим высказываниям. В эпоху беззакония и немилосердной жестокости Магомет был творцом определенных законов, дающих защиту женщинам, детям, младенцам и животным. Существует множество доказательств его проницательности как судьи, а как администратор и чиновник он объединил дикие рассеянные племена и торгующие общины Аравии и дал им чувство народного единства, достоинства и цели. Тем не менее, он не давал преимущества тому, чтобы учения, проповеди и добрый пример совершили эти завоевания (такую же ошибку совершили позже и христианские Крестоносцы).

Вместе с распространением ислама было также много описаний кровопролития и торговли людьми. Резня целых городских общин, порабощение женщин и воспитание берущихся из этого сирот как мусульман портят образ Магомета. Издевательство над важнейшими оппонентами и другие такие акты варварства, которые, согласно описаниям, совершались с его позволения, являются признаком того, что в последующие, бурные годы Магомет не был способен к очищению от примитивных арабских недостатков.

Озлобление Магомета в отношении к евреям никогда не ослабевало. Из христианских учений Магомет был убежден (Мат. 23:37; Евр. 11:37 и т.д.), что евреи искали его жизни как пророка, посланного к ним от Бога. Но он признавал этот исторический народ как имеющий особую близость с Богом (сура 29:45). Другая сторона его двойственного взгляда на них показана в главе 9:29; 3:108 суры, а также в его отношении к развивающейся еврейской колонии в оазисе Куйбар – после победы над ними он насчитал разрушительный налог в 50% со всех их доходов, приводя их к постоянной нищете. Значительным является отношение Магомета к завоеванным еврейским, христианским и другим немусульманским колониям. Он защищал их от последующих нападений – даже со стороны мусульман – но требовал от них очень высоких налогов, которые служили для финансирования его постоянной военной экспансии. От завоеванных народов "Джиммис" (представителей потерпевших религий) требовался тяжкий труд за нищенскую плату, которой хватало для выживания, а их дешевый труд стал главным источником народной экономики, но со всеми значительными трудностями и их усмирением. Хотя учения Корана под правлением последующих мудрых и умеренных правителей позволяли терпимо жить евреям, однако они были открыты для интерпретирования последующими исламскими фанатиками, такими как халиф Омар, как, например, позволение причинять большой вред. Это привело других к резне евреев.

ПРЕЕМНИКИ МАГОМЕТА ¬– ХАЛИФАТ

Магомет оставил немного, либо вообще не оставил никаких инструкций в отношении руководства и управления мусульманским сообществом. После смерти Магомета, на встрече "товарищей", тесть Магомета и его добрый друг, Абу Бакр, был избран лидером ислама с титулом "Халифат Расул-Аллах" (Наместник Божественного Посланца); отсюда и определение халиф. Ранний, чисто ортодоксальный халифат был сосредоточен в Медине, а классический взгляд гласил, что весь ислам должен был иметь одного правителя из племени Магомета, Курайшита. Титулы султана и имама были введены позже и считались почти однозначными с халифом, до самой I Мировой Войны, и уделяли большое внимание халифату.

В 1914 году Турция ввязалась в войну на стороне Центральных Держав и пыталась использовать влияние Оттомана на ислам посредством провозглашения Джихада, призывая мусульман к войне за халифат. Но это не вызвало поддержки не оттоманского ислама. Разделенная лояльность наткнулась на страдания мусульман, живущих в странах, которые выступали против Центральных Держав, показывая слабость претензий Оттомана. Военное поражение Турции с потерей территорий и доверия, а также оставлением ислама во время правления Мустафы Камеля Ататюрка, привело к упразднению халифата турецким Большим Национальным Собранием в 1924 году. В 1924 году, несмотря на попытки возвращения панисламского руководства, Международная Конференция Халифата в Каире издала официальное заявление о свободном правительстве, пока все исламские народы не установят единой политики.

ЧЕТЫРЕ ПЕРВЫХ ХАЛИФА

АБУ БЕКР, УМАР, ОСМАН И АЛИ

Абу Бекр (573-634) из племени Курейшитов, "товарищ" Хиджры, вначале был купцом в Мекке. После избрания его первым Халифом в 632 году "ложные пророки" разожгли племенной бунт – событие, которое ортодоксальными мусульманами считалось риддой (отступничеством). Оно было активно придушено, а изолированные общины, которое ранее были безразличны к учениям Магомета, быстро были втянуты в овчарню. На протяжении года Абу Бекр правил над всем Аравийским Полуостровом.

Сберегая амбиции Магомета в отношении исламской экспансии, был выслан экспедиционный корпус против Палестины и Ирака, который показал слабость двух воюющих между собою государств, не готовых к такому наезду. Корпус одержал значительный успех. Таким образом Абу Бекр, верный Магомету и исламу, обеспечил начальную движущую силу более поздним сенсационным событиям. Перед своей смертью он назначил своего преемника, Умара, своего многолетнего друга и советника, одного из "товарищей". Решительный правитель, врожденный администратор и фанатичный мусульманин, Умар утвердил законы для завоеванных территорий, и именно под его умелым руководством Сирия, Палестина, Египет, Месопотамия и части Персии оказались под владычеством ислама. Он принял титул "Повелитель правоверных". Эти завоевания гарантировали содержание арабской армии, а также обогатили Мекку и Медину. В 644 году Умар был убит (причины не известны) иракским рабочим в мечети в Медине. Тогда пожилой Осман, один из первых мусульман и зять Магомета был возведен на халифат.

Армии под руководством генералов Османа сдерживали натиск на всех фронтах, в то время как он сам организовал средиземноморский флот, который отобрал у Греции господство на море и привел к оккупации Кипра. Кажется, именно он первым представил Коран, приготовленный "товарищами" в Медине. Его копии были разосланы во все главные города, контролируемые мусульманами. Обложения по причине прихода к власти вызвали бунты, которые вспыхнули в Ираке и Греции, и Осман был убит в Медине в 656 году.

Мусульмане из Медины, недовольные "слабостью" Османа, признали заслуживающего уважения Али, кузена Магомета по Абу Талибу, его зятю по Фатиме и уважаемого воина, преемником халифа. Айша, вдова Магомета, вызвала вооруженную оппозицию в Басре, но Али быстро придушил ее в 656 году. Глубоко религиозная натура Али, его родство с Магометом и его претензии в отношении халифата после смерти Магомета гарантировали ему место в исламской истории. Его политика привела к внутренним войнам и разделениям, а также потере поддержки со стороны мусульман в Медине, когда он перенес столицу в Куфу в Ираке (позже это привело к появлению схизмы шиитов).

Оппозиция против Али стала наращиваться, когда Сирия завоевала господство над Египтом и напала на Ирак, в то время как его давние сторонники создали первую исламскую секту, Караимов (отлученных), сопротивляясь его политике. В 661 году Караим убил его в мечети в Кафе. Он стал харизматической личностью, которая разделила ислам, поскольку вскоре после этого партия шиитов отвергла трех первых халифов и признала Али единственным истинным и непосредственным преемником Магомета.

Поэтому влияние Магомета было сохранено этими тремя преемниками. На протяжении 30 лет они создали Исламскую Империю, простирающуюся от реки Индус на востоке от Триполиса на западе, от Каспийского Моря и Гор Кавказа на севере до африканской пустыни на юге.

Корана придерживались задолго до его написания; он передавался устно обученными декламаторами, которые вмести с "товарищами" предавали ему черты ортодоксии. Группы арабских фанатиков появлялись на завоеванных территориях и без труда обращали тех, кто раньше не имел никаких глубоких религиозных убеждений. Однако евреи, христиане и зороастряне хранили свои верования и вследствие этого в большей или меньшей мере страдали, в зависимости от позиции местного исламского правителя.

Эффект вознесения от примитивных предрассудков, идолопоклонства и жизни грабящих племен до жизни, согласной с моральными, политическими, общественными и религиозными доктринами ислама, был удивителен. Сильный арабский вызов гарантировал необходимый этос вооруженным мероприятиям, включающим вторжения и захват территорий.

Следующие халифы не были "товарищами" Магомета, но "последователями" (второе поколение мусульман) или "последователями преемников".

ПОСЛЕДУЮЩИЕ ХАЛИФЫ

ХАЛИФЫ ДИНАСТИИ ОМЕЙИ

Династия Омейи была древней, аристократической, связанной с халифатом через Османа. После смерти Али, Муавийи, глава династии Омейи и губернатор Сирии, принял власть и перенес столицу в Дамаск. После него правили 12 халифов из той же самой династии, но они не отличались в правлении мусульманами. Очевидные проблемы нарастали. Под правлением Абд ал Малика (685-705) был установлен определенный порядок в бурной империи. Была возобновлена война против Византии и в последствии этого ранний, но кратковременный поход на Атлантику в 681 году; египетская армия задержалась в северо-западной Африке.

Новый губернатор Тангира, Тарик, атаковал Испанию с 7000 африканских берберов и 5000 арабов. Он победил царя Визиготов, Родерика, и занял большую часть Иберийского Полуострова, включая Гибралтар (Иавал Тарик). Это нападение на Европу часто называется вторжение Мария. Европа была под угрозой, когда исламские силы добирались из Испании во Францию, но короли франков, особенно Карл Мартелл (Молот) во время битвы под Пуатье в 732 году, задержали их дальнейшее продвижение. Так получила начало история исламской Испании с ее уникальной культурой, которая продолжалась до 1492 года.

На исламских территориях снова вспыхнуло насилие между фракциями. Одно за другим наступали военные поражения вдоль северо-восточных границ, а бунты в новозавоеванных индийских провинциях заставили их уйти. Племенные мятежи, волнения и кровавые битвы на всех фронтах подорвали энтузиазм ислама. Умар II, последний из Омейи, как и большинство из его семьи, трагически погиб в 750 году. Далее появилась династия Аббасидов (происходившая от дяди Магомета, Аббаса).

ХАЛИФЫ ДИНАСТИИ АББАСИДОВ

Во время правления халифов династии Аббасидов столица была перенесена в Багдад. Армии, склонные к внутренним междоусобицам со времен Омейи, были быстро приготовлены к своим обязанностям на различных фронтах. Арабский язык и религия сбереглись по всей империи на протяжении 200 лет, после чего персидский язык стал языком культуры. Утверждения об их происхождении как истинных наследников Магомета серьезно поддерживались перед лицом оппозиции шиитов, а "Сунна" стала основой, на которой возникла культура Аббасидов.

В более упорядоченных условиях и границах, утвержденных трактатами, начала развиваться торговля и промышленность. В Багдаде это был светлый период интеллектуального развития и морального благополучия, который излучался на весь мусульманский мир. Такие разные культуры, как испанская и индийская, рассматривались усердными, нетерпеливыми учеными в творческом обмене взглядами, который много делал для поднятия уровня средств обучения, административных и дискуссионных залов.

Тогдашняя Европа была погружена в наибольшую тьму. Священная Римская Империя была в споре между папой и королем Франков. Европа, которая еще не поднялась из варварского опустошения, которое охватило Западную Империю, с тревогой смотрела на грозные "когти" ислама, на востоке и на западе. Помимо сего, произошел обмен посольствами между Багдадом и Императором Карлом Великим, а христианам было дано больше свободы в посещении Иерусалима. Наука, которая проникла обратно в Европу, склоняла к появлению там новых, исполненных энтузиазма школ с новым интеллектуализмом, который перемешивался с их религиозными догматами, инициируя постепенное развитие средневекового схоластического учения.

Однако в то время пик исламского превосходства уже прошел; возродилась древняя вражда. Вспыхивали локальные бунты, а вожди завоевали определенную меру независимости. Сам Багдад попал в состояние, близкое к анархии. Шииты получили поддержку, а династия Аббасидов начала приходить в упадок. Египет и Испания решали свою историю почти независимо. Палестина стала отдельным вопросом, когда в 1099 году Крестоносцы из Европы завоевали Иерусалим и владели им, пока исламский вождь Саладдин не прекратил их оккупацию в 1187 году. Наезды монголов в 1220 году под предводительством Чингисхана начали историческое разорение северной и восточной Персии. Как Аттила, король гуннов, был "бичом от Бога" для христианской Европы, так Чингисхан считался многими Божьей карой для небрежного исламского поколения.

Через сорок лет сам Багдад был атакован и разграблен монголами под предводительством Хулагу, внука Чингисхана. Последний халиф Багдада, Ал Мутасин, был смертельно избит в 1258 году. В то время мамлюки, когда-то пленники из пределов Чорного Моря, перехватили власть в Египте и усилили на время свое правление, чтобы противостоять монголам, наступающим с юга. В Персии после трех поколений был возвращен ислам, не вследствие завоеваний, но путем обращения, поскольку монгольский Гаян (1295-1304) оставил буддизм, чтобы стать мусульманином.

Монгольское иго со стороны Азии было усилено, когда победоносный Тамерлан (Тимур Хромой) после завоевания Азии повернул из Самарканда, чтобы завоевать все восточные исламские земли на юг от Сирии. Он был "добрым мусульманином" и оказывал предпочтение порядку мистического Суфи в Персии.

На больших территориях Азии от Китайского Моря до концов западной Европы и в южном направлении от Тиморского Моря на востоке и границ Египта на западе не ослабевал жар ислама. Благодаря миссионерскому усердию торговцев и путешественников он распространялся под правлением религиозно толерантных ханов, до Тамерлана. Где только поднималось девятихвостое знамя монголов, даже в Китае, Индонезии и оттуда до Филиппин, ислам завоевывал новых обращенных. С приходом Тамерлана наступил конец толерантности для миссионерской деятельности христиан и последователей других религий, оставляя свободное поле для ислама.

ОСМАНСКИЕ ТУРКИ

Османские турки, входящие в состав традиционных, воюющих народов ислама, атаковали и поселились в Анатолии (Малая Азия), когда Хулагу установил ильканат в Персии. Под руководством Османа I турецкие силы напали и заняли территорию на север и юг от Моря Марианна, которое соединяет Черное и Эгейское Моря. В 1453 году был занят Константинополь. После 1000 лет превосходства и власти как римское, христианское и западное представительство на востоке он стал местом османской, исламской и ориентальной экспансии на запад. Через сто лет Османская Империя достигла балканских стран, от берегов восточной Адриатики через Карпатские Горы до северных берегов Черного Моря, как кошмар для христианской Европы на многие века. В 1529 году Мартин Лютер издал памфлет "на войну с Турками", в котором склонял императора отправиться на войну против них, а потом огласил, что исламское вторжение является исполнением пророчеств из Иезекииля и Откровения (Гог и Магог) о наказании коррумпированного христианства.

Османская Империя охватила главные страны, лежащие над Средиземным Морем, почти до Гибралтара, потом продвинулась ниже через Месопотамию до Персидского Залива, а до конца XVII века до Гияза и Йемена, где ислам стали принимать. Однако в это время пришел упадок ислама по причине деспотизма, коррупции чиновников, экономических трудностей, внутренних бунтов и противостояния в отношении изменений со стороны династических правителей. В XVIII веке наступили вооруженные поражения, вследствие которых во время I Мировой Войны держава распадалась.

Во время I Мировой Войны британская армия продвинулась вперед через высадку в проливе Дарданеллы в 1915 году, а в 1916 году добралась до долины Евфрата. Однако ее действия в пропаганде недовольства среди исламских арабов оказались результативными в южной Палестине и в 1917 году генерал Алленби отправился из Египта и занял Иерусалим, в то время как генерал Матье одержал успех в Месопотамии.

В послевоенном порядке Турция потеряла свою империю, попала под правление Мустафы Камела Ататюрка, который разорвал, оставил или уничтожил старые исламские традиции и упразднил халифат. Возникло несколько арабских государств.

МОНГОЛЫ В ИНДИИ

Раннее влияние арабских правителей и мусульманских миссионеров среди индусов в северо-западной Индии было ослаблено из-за споров между суннитами и мусульманскими шиитами, а также бунтов индусов. Эта территория потом грабилась следующими волнами монголов, а арабская морская торговля оказалась под угрозой со стороны Португальцев под правлением Альбукерка вначале XVI века.

Бабер, потомок Тамерлана, проигнорировал всю оппозицию и установил Империю Монголов в большей части Индии. Его внук, Акбар, провозглашенный императором в возрасте 13 лет, в 1556 году стал богатейшим, влиятельнейшим монархом в мире, несмотря на раскол между мусульманами и индусами по происхождению.

Позже исламская культура была наложена на старое индусское литературное, художественное, религиозное и бытовое наследие, она была модифицирована до исключительной и отличающейся формы. До сегодняшнего дня она существует в Индии как наследие древней исламской славы. Мечети и минареты свидетельствуют о том времени, в то время как Таджмахал в Агре остается памятником способности человека к выражению в камне своих высоких стремлений.

 SB\' 07, № 218, 50-60

 читайте также: Ислам в 21 Веке