Приветствуем вас на сайте Исследователей Библии.

Конгрегационализм

«Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, – так и Христос» – 1Кор. 12:12

Как было представлено в журнале Настоящая Истина (укр.), №37, Церковь является организованной. Действительно, согласно библейскому образу человеческого тела, представляющего ее организацию, Церковь может быть названа организмом.

В этом организме Господь Иисус является главою, а остальные – верным телом. Но этот образ имеет много деталей, а его общие черты мы берем из человеческого хребта, который состоит из:

Шейных позвонков (7)

Грудных позвонков (12)

Поясничных позвонков (5)

Крестцовой кости (1)

Копчика (1)

Аналогично мы понимаем, что семь шейных позвонков, которые связывают голову с телом, представляют семь ангелов семи церквей, семь звеньев, связывающих Господа с Церковью в ее семи периодах. Мы понимаем, что 12 грудных позвонков и соответствующие им 12 ребер представляют 12 Апостолов и 12 колен, из которых состоит Церковь; каждое колено возглавляет в Господе один Апостол. Мы понимаем, что пять поясничных позвонков, крестцовая кость и копчик представляют Церковь в ее семи периодах. Пять поясничных позвонков представляют Церковь в пяти стадиях между двумя периодами жатв. Крестцовая кость представляет Ефесский период, а копчик – Лаодикийский. Пять характерных свойств крестцовой кости и пять свойств копчика символизируют то, что эти две кости состоят в значительной степени из пяти групп, которые связаны друг с другом. Эти группы были призваны в пяти периодах «призывов» жатвы Иудейского и Евангельского Веков, а также испытаны в пяти «просевах жатв».

Правое плечо и правая рука соответственно представляют членов тела Христова в их способности объяснять и защищать Истину, а также служить в этом направлении. Левое плечо и левая рука соответственно представляют членов тела Христова в их способности опровергать заблуждения и служить в этом направлении. Правая нога и правая стопа соответственно представляют членов тела Христова в их способности и соблюдении праведной жизни. Левая нога и левая стопа соответственно представляют членов тела Христова в их способности побеждать плохое поведение и применении этой способности на практике. Стопы, рассматриваемые отдельно от ног, представляют последних членов. Такова общая информация об этом организме.

ИИСУС КАК ГОСПОДИН ИСПОЛЬЗУЕТ СПЕЦИАЛЬНЫХ СЛУГ

Оставляя этот образ, мы могли бы сказать, что Иисус руководит Церковью как ее Господин, и что для служения Церкви Он использует в качестве своих слуг: (1) Апостолов, (2) пророков, (3) евангелистов и (4) пастырей или учителей. Но эти слуги не являются хозяевами во вселенской Церкви или в отдельных собраниях (местных церквях). Евангелисты не являются господами над младенцами, которых они зачали, а также пастыри или учителя не являются господами над местной церковью (собранием). Эти братья, вместо того, чтобы быть господами, являются слугами Церкви. По приглашению местной церкви (собрания) они могут ей услужить. Старшие ограничены в своем служении к местным церквям (собраниям), тогда как евангелисты работают в отношении людей извне, чтобы привести их к телу. Таким образом, только Господь Иисус является Господином Церкви, поскольку Сам является Главою собраний. Независимо от Апостолов, использование Господом представителей предвидено в целях служения, а не руководства, как во вселенской Церкви, так и в местных собраниях. Господь не дал вселенской Церкви власти над местными церквями (собраниями) и не дал ни одной местной церкви власти над другими местными церквями или над вселенской Церковью.

Кроме 12 Апостолов, которые имели определенные признанные за ними полномочия к управлению под руководством Христа во вселенской Церкви, Иисус сделал каждое собрание независимым от подчинения любому другому собранию и дал ему свободу распоряжаться всеми своими делами согласно собственному пониманию Его воли. Это делает каждое собрание господином своих собственных дел и подчиненным своему пониманию воли Господа. Это делает Христа Господином каждого собрания в его отношении к Нему, а каждое собрание демократией в отношении себя и других людей, собраний или церковных организаций. Согласно вышесказанному Господь использовал 12 Апостолов для связывания и развязывания в отношении всех церквей (собраний), вселенской Церкви, а также для управления делами вселенской Церкви и ее деятельностью.

ЧТО ТАКОЕ КОНГРЕГАЦИОНАЛИЗМ?

В двух предыдущих абзацах мы представили краткое описание организации Церкви, вселенской (всеобщей) и местной, а также объяснили вкратце устройство церковного управления, которое с Божьего полномочия дано вселенской Церкви и местным церквям. В ходе обсуждения мы коснулись вопроса, являющегося доктриной, которая была доверена в управление Конгрегационной Церкви. Этой вверенной доктрине можно дать следующее определение:

Каждое собрание Господнего народа под руководством Христа является господином своих собственных дел в абсолютной независимости от всех остальных личностей, собраний и религиозных организаций. Оно признает свои узы с другими во Христе ради христианского общения и взаимопомощи.

Эту доктрину мы считаем библейской истиной. Хотя в определенном смысле каждое собрание является абсолютной монархией во главе с Христом как абсолютным правителем – другими словами, взаимоотношения членов, из которых оно состоит, делают его под руководством Христа чистой демократией, распоряжающейся своими делами единомышленно или большинством своих членов.

Собрание отказывает всяческим внешним партиям, не смотря на то, были бы это личности, церкви, союзы церквей или лидеров, а также законам и практикам, диктовке чего-либо или управлению его делами. Однако они доброжелательно принимает других личностей или церкви в христианском общении и единстве с ними во Христе, а также готовы оказывать им помощь в Господе. Эта доктрина вкратце сформулирована одним словом – Конгрегационализм, или Екклезиализм; первое из них латинского происхождения, а второе – греческого.

БИБЛЕЙСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ПОДДЕРЖКУ ЕККЛЕЗИАЛИЗМА

Эта доктрина может быть доказана на основании Библии. Бесспорным фактом является то, что собрания, организованные Апостолами, распоряжались своими собственными делами, и это по распоряжению Иисуса и Апостолов, которые, среди прочего, были обязаны «связывать» правильное церковное управление в собраниях.

Апостолы, исполняя это связывающее право, советовали и санкционировали избрание собраниями собственных служителей: (1) дьяконов – например, семи дьяконов (Деян. 6:1-6) и дьяконов собраний, чтобы те собирали и относили их пожертвования бедным святым в Иерусалиме (2Кор. 8:19,23; хиротонео, переведенное здесь как «избранного» (19 ст.), обозначает избранный поднятием руки, то есть тот, за кого голосовалось); и (2) старших (Деян. 14:23; здесь хиротонео ошибочно было переведено как «рукоположив»).

Церкви, по совету св. Павла, принимали решения в хозяйственных вопросах, то есть, что касалось пожертвований для бедных святых и избрания представителей, которые руководили бы сбором и доставкой денег (2Кор. 8:1-24). Поэтому, с одобрения Апостолов, собрания принимали решения в своих хозяйственных делах. Более того, согласно распоряжению Христа (Мат. 18:15-17) в руках собрания лежит соблюдение дисциплины. Напоминание св. Павла, единомышленно принятое собранием в Коринфе, чтобы определить наказание брату блуднику (1Кор. 5:1-13), доказывает, что это собрание поддерживало порядок. Последующее принятие этого брата посредством голосования после того, как тот покаялся (2Кор. 2:6-10), доказывает, что собрание решало, нужно ли поддерживать общение с определенными людьми или нет.

Собрания также высылали миссионеров (Деян. 13:1-3). Эти пять фактов: избрание собраниями старших и дьяконов, ведение хозяйственных дел, соблюдение дисциплины, принятие людей в общество и высылка миссионеров, и все это с одобрения Господа и Апостолов, – доказывают, что под руководством Господа каждое собрание является распорядителем своих собственных дел. Эту доктрину дополнительно подтверждает учение, что священство состоит из всех посвященных верующих (1Пет. 2:5,9), что наводит на мысль равенство священнических прав всех отдельных членов собрания и следующее из этого право решения общих вопросов на принципах единомышленного решения или решения большинством, что является конгрегационным управлением. Эта доктрина является также истинной, поскольку более любого другого метода управления в собрании ведет к одобренному Богом развитию Христовых достоинств, требуемых от Господнего народа в их взаимоотношениях (Рим. 8:29; 12:2-13).

Таким образом, согласно Божьему постановлению, каждое собрание является демократией в своем управлении и признает равные права всех своих членов, если говорить о правах церкви. Эти факты остаются в полном согласии с различными талантами, достижениями, функциями и т.д., которыми обладают различные члены собрания, подобно демократии в Америке и других свободных странах, которая соответствует различным талантам, достижениям, функциям и т.д. своих граждан, все из которых имеют – по крайней мере теоретически – равные права перед законом.

Именно за такое теоретическое и практическое признание равных прав членов собрания согласно управлению собрания, на основании священства его посвященных членов, выступает Конгрегационализм, и поэтому справедливость является центральной мыслью его доктрины.

БОЛЬШОЕ ОТСТУПНИЧЕСТВО В УСТРОЙСТВЕ ЦЕРКВИ

Что касается описания развития отступничества в управлении церкви: апостольские собрания, как правило, имели больше, нежели одного старшего или епископа. Эти названия используются в Библии попеременно в отношении одной и той же функции (Деян. 13:1; 14:23; 15:2,22; 20:17,28; Тит 1:5-7 [сравни 5 и 7 стихи]). Это также следует из того факта, что епископы и дьяконы были двумя видами служителей собрания (Фил. 1:1; 1Тим. 3:1,8,10,12,13). Эти старшие, или епископы, отличались талантами, преданностью делу и полезностью (Рим. 12:6-8), а следовательно и уважением, которым они были наделены, и влиянием, которое оказывали (1Тим. 5:17). Это находится в полной гармонии с волей Господа, поскольку Он так поруководил делами, как в отношении старших в местном собрании, так и старших во вселенской Церкви.

Более того, коллектив старших на своих собраниях, которые проводились, чтобы посоветоваться в каких-то вопросах церкви, по причине их выдающихся талантов, преданности делу и полезности наделял их обладателя большим уважением, чем других старших, и это также было правильно. А затем этот особенный старший постепенно начинал считаться первым среди равных, и это также было правильно и хорошо, как следует из принципа, представленного в 1Тим. 5:17 и выражавшемся в большем использовании Господом тех, а не других людей. Это, как правило, вело к тому, что этот конкретный старший выбирался для председательствования на хозяйственных собраниях конгрегации. Как таковой он все время считался только первым среди равных. И не много можно сказать против такого устройства, хотя это стало исходным моментом в дальнейших злоупотреблениях.

Все же лучше было бы применять ротационные изменения в председательствовании на собраниях старших и выбирать менее выдающегося старшего или дьякона для председательствования на определенное время на собраниях конгрегации. Вскоре, в раннем периоде Смирнской Церкви, этот наиболее выдающийся старший или епископ для подчеркивания стал называться «тот старший» или «тот епископ», в отличие от остальных старших или епископов. В Новом Завете определение «старший», которое относится к бремени служения, и определение «епископ», которое относится к привилегии служения, относятся к тем, кто исполняет одну и ту же функцию (Деян. 20:17,28, где греческое выражение, обозначающее «блюстителей», является определением епископов).

НАЧАЛО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВЫРАЖЕНИЯ «ЕПИСКОП»

Ассоциации, которые вызывало слово «епископ», стали применяться все больше к этому самому выдающемуся старшему, а, в конце концов, исключительно к нему. С этого момента только он был епископом и считался в своей исполнительной функции выше остальных старших. Очевидно, такая перемена взглядов не произошла везде в одно и то же время. Скорее наоборот, везде, где она была представлена, ее сопровождало большое сопротивление со стороны старших. До конца второго века она стала практически повсеместной в собраниях. Такое выделение самого способного и влиятельного старшего считалось обязательным для лучшего поучения собрания, выставления более сильного фронта в отношении мира и более эффективного опровержения заблуждающихся.

Если мы признаем некоторые из более подтвержденных писем Игнатия из Антиохии как подлинные, то такое выделение епископа продвигалось Игнатием среди церквей в Антиохии, Смирне и некоторых других местах в Азии перед 108 или 116 г. до н.э., когда, якобы, Игнатий написал эти письма по пути на свое мученичество в Рим. Точка зрения, которую, якобы, предлагал Игнатий, заключалась в том, что епископ является представителем Христа, а старшие – представителями Апостолов, и он особым образом подчеркивал необходимость послушания епископу.

Но развитие этого заблуждения во взаимоотношениях старших и епископов значительно отличалось в разные периоды, а также в одно и то же время, но в разных местах. В 251 году Киприан в своей книге Единство Церкви начал учить доктрине, что епископы являются правопреемниками Апостолов, и что каждый из них является начальствующим над пресвитерами в своей церкви. Но тогда он еще не осуществлял полной власти над собранием. Когда этот взгляд постепенно распространялся, он увеличивал власть епископов, пока в четвертом веке епископы не стали считаться исключительно начальствующими не только над пресвитерами, но и в значительной мере над теми собраниями, которые их избрали.

Одновременно с таким развитием ситуации в неправильном направлении, которое мы описали, возник еще один плохой процесс, который имел свое начало даже немного раньше, чем тот, который был описан выше. Тот, который мы представили, был развитием епископства в конкретных собраниях как отдельных друг от друга. Епископы во времена Киприана и раньше не были епархиальными, а местными епископами церкви. Но епархиальные епископы появились вскоре после этого. Поэтому мы видим, что епископы ограбили старших в определенных правах, которые им принадлежали, но прежде, чем наступило постепенное ограбление старших, старшие узурпировали права конгрегации (3Ин. 9,10).

Старшие постепенно и поэтапно узурпировали власть над церковью, и таким образом постепенно дошло до того, что они решали те вопросы, которыми ранее занимались церкви. Постановления советов старших все больше нарушали прерогативы церкви. Они расценивались как решения для исполнения, тогда как должны были использоваться в собрании как рекомендации для принятия или отклонения, в соответствии с тем, что церковь признала бы правильным.

ПРОДВИЖЕНИЕ ВЗГЛЯДА О ЕПИСКОПАХ ЦЕРКВИ

Старшие распространяли взгляд о том, что как старшие они принадлежат к другому классу, нежели остальные братья и сестры. Вместо того, чтобы быть классом служащих, они стали «руководящими старшими». С этого времени понемногу и постепенно они лишали собрание одного права за другим, пока не появился епархиальный епископ. Пресвитеры – которых до этого называли священниками – руководили собранием так, как раньше это делал местный епископ. После того, как они начали частично лишать церковь их прав, епископские узурпации начали лишать их самих тех прав, которые им по праву принадлежали, как и тех, которые они узурпировали себе у собрания, оказавшись затем в подчинении старших, когда епископы собрания стали епархиальными епископами.

Какие узурпаторские средства применили узурпаторы в собраниях, чтобы они стали бездейственными, когда их лишали их прав? Использовались разные средства. Во-первых, и что самое страшное, после введения небиблейского различения между старшими и собраниями, доктрина о священстве всех посвященных была отложена в сторону. Затем на ее место была внедрена доктрина о клире, квази-клире (которым были дьяконы и другие, исполнявшие нововведенные функции) и мирянах. Братья и сестры попали в заблуждение, в результате которого стали верить, что только клир является священниками, квази-клир – левитами, а миряне – прообразными израильтянами (эта идея противоречит учению Библии о прообразных священниках и левитах).

Чтобы успокоить противостояние более или менее второстепенных выдающихся братьев, дьяконы и все остальные, кто исполнял нововведенные второстепенные функции, стали называться «левитами», и таким образом было искажено подлинное значение истинных прообразных священников, левитов и израильтян. Это привело к превознесению клира к власти и влиянию, к чрезмерному превознесению квази-клира над мирянами (и его значительной деградации под руководством клира) и к полной деградации мирян под руководством клира и квази-клира.

Такое неправильное развитие ситуации не происходило одновременно повсюду и в одинаковой степени. В некоторых местах оно продвигалось быстрее, чем в других. Хотя имело начало во второй половине II века, оно не было всеобщим и полным вплоть до середины III века, то есть до времени, когда начало проявляться явление епархиальных епископов как отдельных от епископов в собраниях.

ЦЕРКОВЬ ОРГАНИЗОВАНА ВНЕШНЕ

Мы переходим к другому неправильному развитию событий: вовлечение церквей в союз с внешней организацией, прежде всего в округах, затем в провинциях, а потом в префектурах, охватывающих много провинций Римской Империи, конечным результатом которого стала внешне организованная Католическая Церковь, достигшая мировых масштабов, во главе с главным епископом – папой.

Исходной точкой этой ошибки была всеобщая необходимость оказания взаимопомощи разным церквям, терзаемым доктринальными и практическими трудностями. Такие доктринальные и практические трудности привели к тому, что собрание в Антиохии отправило делегатов в Иерусалим, чтобы те посоветовались по этому вопросу с Апостолами, старшими и другими братьями иерусалимской церкви (Деян. 15). Это было наиболее правильным, чтобы близкие собрания в христианском обществе охотно оказывали помощь по просьбе собрания, которое борется с трудностями. Также не могло быть никакого сопротивления в отношении послеапостольских церквей, которые по их просьбе индивидуально оказывали взаимопомощь в доктринальных и практических трудностях. Попытки одной церкви, или группы церквей, при случае навязать данному собранию свои идеи под угрозой исключения из общества были злом. Делая это, они не могли оправдать своих действий, ссылаясь на пример церквей в Антиохии и Иерусалиме, где не было подобных вещей.

Оправдывая объединение церквей в одно тело, епископы аргументировали, что во внешнем союзе сила, и что такой союз является необходимым для борьбы против заблуждений, защиты истины и поддержки роста. Поэтому они объединили церкви в данном округе во внешнюю организацию. Тем самым они нарушили распоряжение Господа, которое говорит о независимости каждого локального (местного) собрания от всех остальных, особенно тогда, когда все из этих так называемых объединенных церквей посредством своих епископов, собранных на синодах и соборах, принимали доктринальные декреты и практические законы, обязывающие все церкви в округе. Ни один такой союз конгрегаций не существовал во времена Апостолов, ни в ранней церкви не проходили никакие синодальные или соборные собрания.

____________________

Старшие распространяли взгляд о том, что как старшие они принадлежат к иному классу, нежели остальные братья и сестры. Вместо того, чтобы быть классом служащих, они стали «руководящими старшими».

 ___________________

Примерно в 170 году в Малой Азии состоялся первый синод такого рода, который должен был принять догматы и уставы, касающиеся учений и практик монтанистов, тревоживших тамошние церкви. Эти синоды или соборы постепенно увеличивались и везде расширялись, от окружных соборов до провинциальных, от провинциальных до многопровинциальных, и, в конце концов, до экуменических, то есть вселенских, принимая догматы и уставы. Так произошло в Никее в 325 году, когда состоялся первый так называемый экуменический собор, который, среди прочего, одобрил совечность, равенство и сосуществование Сына с Отцом как доктрины, которые должны были быть приняты церквями и отдельными личностями под угрозой проклятия. Утверждалось, что такие так называемые экуменические соборы являются безошибочными в своих постановлениях. Было признано, что единство церкви сосредоточено в епископах, собравшихся на экуменическом соборе и высказывающихся безошибочно как правопреемники Апостолов в роли непосредственных представителей Бога для вселенской Церкви.

Таким образом, была уничтожена независимость местных собраний, а первоначальное духовное единство вселенской Церкви, основанное на одном духе, надежде, миссии, Господе, вере, крещении и Боге было заменено на союз, основанный на епископате, якобы наделенном апостольским правопреемством.

ПОЯВЛЕНИЕ ЕПАРХИАЛЬНОГО ЕПИСКОПА

Мы уже выше проследили отступничество в церковном управлении до развития епископата, якобы имевшего апостольское правопреемство над старшими, а старшие и епископы как священство, якобы, руководят церквями. Они состояли из ложных антитипических левитов и израильтян, результатом чего было подчинение местных церквей внешней организации, которой собрания были только частями, а также из епископов, собирающихся на соборах, принимающих догматы и уставы для церквей на уровне округов, провинций, нескольких провинций и на вселенском уровне.

Это еще не все. Следующим неправильным шагом, который наблюдается в этом исследовании, было появление епархиальных епископов. До этого дошло скорее естественным образом, якобы это было необходимо для правильного подчинения дочерних церквей их материнским церквям. Прежде всего, подобно сегодняшним пасторам, каждый из этих якобы апостольских епископов отвечал только за одну церковь, которая в большом городе обычно имела одно место собраний для главных богослужений и второстепенные места для менее значимых богослужений.

Киприан, как епископ Карфагена, имел только одну центральную церковь для всей конгрегации, где они встречались на главных богослужениях. Для менее значимых богослужений существовали часовни в разных частях города, где его пресвитеры, которых назначали он и церковь, проводили различные встречи, подобно, как исследователи Библии проводят различные встречи на неделе, а в воскресенье собираются в центральном месте встреч. Мы видим из этого, что прежде, чем появился епархиальный епископ, епископ был во многом подобен пастору церкви в большом городе, который либо имел, либо не имел церкви-филиалы и нескольких вспомогательных пасторов в своем подчинении.

Но епархиальный епископ был следующим шагом в отступничестве после продвижения, утвердившего епископа собрания. К его назначению пришли следующим образом:

Братья из церкви в большом городе евангелизировали близлежащие территории, меньшие города, села и т.д. В церквях, которые появлялись в результате этого, пресвитеры из городской церкви, под руководством и при назначении городского епископа, служили как старшие, и вскоре, когда каждая из этих новых церквей становилась больше, один из служащих в ней пресвитеров из городской церкви был избран этой новой церковью на должность кого-то в роде вспомогательного епископа (хорепископ, сельский епископ), подчиняющегося городскому епископу. С тех пор появлялось все больше вспомогательных епископатов и развивался церковный округ. Все эти церкви под руководством городского епископа, таким образом, стали формировать епархию, а епископ над этими церквями таким образом стал епархиальным епископом. После 325 года сельские епископы потеряли свой пост как таковые и стали пасторами (священниками) тех церквей, в которых служили под властью епархиального епископа.

НАЗНАЧЕНИЕ МИТРОПОЛИТОВ

Следующим шагом в отступничестве в организации было назначение митрополитов, епископов провинциальных центров, которые претендовали и исполняли власть над епархиальными епископами. Такие митрополиты появились за некоторое время до этого, но их так не называли до Никейского Собора в 325 г. За ними было признано право созывать и возглавлять провинциальные синоды и назначать и рукополагать епископов в своих провинциях. Таким образом, каждый митрополит имел в качестве своей сферы власти всю провинцию и стоял над всеми епархиальными епископами данной провинции. Например, митрополит Александрии стоял над всеми епархиальными епископами Египта.

Под конец правления Константина Великого Римская Империя была разделена на четыре префектуры, а затем сформировалась еще одна, префектура Палестины и Аравии. Митрополиты пяти столиц этих префектур получили титул патриарха (главный отец, ранее этот титул принадлежал каждому епископу). Вначале их было только трое, епископы Рима, Антиохии и Александрии, как мест проживания Апостолов (апостольские столицы). Они получили эти титулы на соборе в Никее в 325 году, перед тем, как Константин создал эти четыре префектуры.

МИТРОПОЛИТЫ СТАНОВЯТСЯ ПАТРИАРХАМИ

Римский епископ, отказываясь принять общий с ними титул, отверг его и присвоил себе, как исключительно свой, титул папы (папа, отец), который ранее был титулом каждого епископа. В 381 году на экуменическом соборе в Константинополе епископ Константинополя (поскольку новая столица Римской Империи Константинополь был назван новым Римом) был добавлен как четвертый патриарх, занимая среди них второе место по рангу после епископа Рима. Сразу же после собора в Ефесе, в 431 году, епископ Иерусалима, поскольку правил в апостольской столице, был добавлен как пятый из этих патриархов.

Набеги сарацин уничтожили патриархат в Иерусалиме в 637 году, в Антиохии – в 638, а в Александрии – в 640. Патриарх стоял над всеми митрополитами и епископами данной префектуры в своей части Римской Империи. На своей территории он имел наивысшую власть и, находясь во главе патриаршего синода, принимал решения по всем вопросам церквей в данной префектуре. Однако некоторые из митрополитов, например митрополиты Саламина, Милана, Авилы и Равенны были независимы от этих патриархов.

ЕПИСКОП РИМА СТАНОВИТСЯ ПАПОЙ

Начиная с Собора в Халкедоне, в 451 году, патриарх Константинополя постоянно боролся за равенство с епископом Рима. Но принципы, касающиеся первенства, были приняты уже раньше. Рим считался престолом св. Петра, поэтому папа, которого считали важнейшим из Апостолов, считался его правопреемником. Его почти безотказная так называемая ортодоксия оставалась в противоречии с частыми ересями его соперника и поэтому служила его популярности.

Переселение народов и пришедшие на Запад в результате этого трудности были значительно облегчены благодаря практическим способностям папы. Единство и относительное спокойствие Западной Церкви контрастируют с нарушающими спокойствие разногласиями и разделениями Восточной Церкви, способствуя признанию превосходства папы.

Причин для этого было много. Дискутанты зачастую просили папу выступить посредником. Окончательный триумф партий, которые поддерживались папой, усиливал его авторитет. Обстоятельства того времени способствовали тому, что папы всегда расценивали плоды своих побед как залог успеха в разыгрываемой игре, диктуя свои условия. Точная иерархия пришла к выводу, что папа является надежным человеком на престоле Петра, который собирает вокруг себя людей – все это вместе взятое задевало амбиции патриарха Константинополя и благоприятствовало амбициям папы, благодаря чему вначале шестого века он был законно признан «главой всех святых церквей Божьих».

Благодаря этому превосходству папа шаг за шагом увеличивал свою церковную власть на протяжении нескольких столетий, пока в конце пятого и в начале шестого века не был повсеместно признан государством как глава Церкви. Перед 539 годом он смог начать исполнять, сначала несмело, а постепенно все более явно, светскую власть наряду с высочайшей церковной властью. С 799 года он имел столько политической власти, что смог начать поддельное Тысячелетнее правление.

Со своей религиозной и теперь уже растущей политической властью папа в лице Григория VII (1073-1085) мог требовать такого же превосходства в государстве, как и во «вселенской» Церкви; Иннокентий III (1198-1216) смог осуществить превосходство государства во всем Христианстве; Пий IX (1870) посредством так называемого экуменического совета мог диктовать свою абсолютную власть в Церкви и свою безошибочность, когда произносил официальные речи как всеобщий учитель Церкви (ex cathedra).

 Так отступничество в организации достигло своего кульминационного момента. Но оно также вынуждено было пережить унизительное оттеснение в тень светской власти, а через реформацию, сначала начатую единицами, а затем сектами, было значительно ограничено в универсальной религиозной власти.

Все время захвата власти и владычества над Божьим наследием пронизывает полная иронии нить отплаты, которая является частичным наказанием за содеянное зло. Узурпирующие власть и правящие старшие были наказаны, имея над собой епископа, который в свою очередь правил над ними.

Узурпирующие власть епископы были наказаны принятием тиранящих их митрополитов или архиепископов. Эти узурпирующие власть и правящие митрополиты должны были признать патриархов, а затем – кардиналов, чтобы они их попирали; кардиналы были впервые назначены как таковые папой Николаем II в 1059 году. Узурпирующие власть и правящие патриархи и кардиналы должны были склоняться перед требованиями пап, которые, в свою очередь, как глава Антихриста, особенно с 1295 года (когда наступила настоящая светская оппозиция), с 1309 г. (когда началась настоящая религиозная оппозиция единицами) и с 1522 г. (когда она была начата сектами) переносили одно за другим унижения и утраты. До 1870 года они потеряли последние частицы светской власти, которой, как мы надеемся, они больше не получат в больших масштабах.

* * *

Доктрина, вверенная Конгрегационной Церкви, является протестом против любой фазы тактики, заключающейся в узурпации власти, и методов правления старших, епископов, митрополитов, патриархов, кардиналов и пап, и поэтому она является для них духовным обличением. Обязательно нужно увидеть это страшное и неправильное развитие событий, которое было вкратце представлено выше в свете доктрины, которая говорит о праве собрания, под руководством Господа, распоряжаться в своей среде и оставаться независимым от других личностей, собраний, организаций и религиозных лидеров, если мы хотим правильно оценивать Истину и возникающее из этого значение движения, которое было начато бр. Робертом Брауном и преобразованное в секту вождями Конгрегационной Церкви. Движение Брауна было возвращением к апостольским учениям и практикам в направлении демократии в собрании в его автономии и независимости от личностей извне. (Больше на эту тему в следующем номере).

Библейское Знамя №48, апрель-июнь 2013

(Продолжение следует)